Библиотека, читать онлайн, скачать книги txt

БОЛЬШАЯ БИБЛИОТЕКА

МЕЧТА ЛЮБОГО


Прения в суде образец

Судья: Морозова Карина Александровна. В судебном заседании участвуют: обвиняемый Орлов Олег Петрович; государственный обвинитель Садовников Артем Владимирович, старший помощник прокурора по Центральному административному округу г. Москва; защитник обвиняемого адвокат Резник Генри Маркович; представитель потерпевшего Красненков Андрей Анатольевич; секретарь судебного заседания Мелехина Евгения Юрьевна. Судья Прения в суде образец Судебное заседание объявляется открытым, в данном случае - уже продолженным. Прения в суде образец судебного заседания, доложите, пожалуйста, кто явился в судебное заседание. Мелехина: Прения в суде образец обвинитель Садовников Арт ем Владимирович явился, потерпевший Кадыров Рамзан Ахматович не явился, представитель потерпевшего Красненков Андрей Анатольевич явился, подсудимый Орлов Олег Петрович явился, защитник адвокат Резник Генри Маркович тоже явился. Поскольку у нас в деле новый прокурор. Будьте добры, пожалуйста, Ваше удостоверение. Садовников переда е т судье удостоверение. Судья Морозова: Поскольку у нас новый прокурор, в соответствии с 246 стать ей суд имеет право допустить замену прокурора в судебном заседании. Суд постановил допустить замену прокурора — предыдущего Поповой Татьяны Викторовны на Садовникова Арт ема Владимировича, старшего помощника прокурора центрального административного округа города Москвы. Арт ем Владимирович, скажите, пожалуйста, отводы будут? Садовников: Нет, Ваша честь. Судья Морозова: Присаживайтесь, пожалуйста. У сторон будут отводы? Стороны: Нет, Ваша честь. Судья Морозова: Арт ем Владимирович, в соответствии с прения в суде образец стать ей суд обязан Вас спросить, необходимо ли Вам время для ознакомления с материалами дела? Садовников: Ваша честь, я знаком с материалами дела. Дополнительное время для ознакомления мне не требуется. Судья Морозова: Не требуется. Предыдущее судебное заседание у нас с вами было отложено, было закрыто судебное следствие, и мы отложили его для подготовки к прениям. Какие будут мнения сторон о последовательности выступлений участников прений? Красненков: Ваша честь, у меня есть ходатайство. Судья Морозова: Андрей Анатольевич, стадию ходатайств мы уже прошли. На прошлом судебном заседании суд выяснял, будут ли дополнения к судебному следствию. И судебное следствие было у нас закрыто, прения в суде образец разъясняю Вам, в случае, если, когда Вы будете выступать в прениях, обнаружатся новые обстоятельства, тогда мы посмотрим, что у нас будет дальше. На прения в суде образец момент, ещ е раз повторяю свой вопрос, какие будут мнения сторон о последовательности выступления участников в судебных прениях? Слушаю Вас, государственный обвинитель? Садовников: Ваша честь, я предлагаю общий порядок: сначала государственный обвинитель, затем представитель потерпевшего, затем сторона защиты — вначале подсудимый, если он пожелает участвовать, затем защитник. Судья Морозова: Андрей Анатольевич? Красненков: Я не возражаю против предложенного порядка. Адвокат Резник: Альтернативы нет. Защитник не может выступать после прокурора. С уч етом мнения сторон суд постановил установить следующую последовательность прения в суде образец участников прений: первым государственный обвинитель, следующим представитель потерпевшего, затем подсудимый, затем защитник. Слово в прениях предоставляется государственному обвинителю. Выступление государственного обвинителя Садовникова Садовников: Уважаемый суд, участники процесса! В настоящем судебном заседании мы рассматриваем уголовное дело по обвинению Орлова, которого прения в суде образец предварительного следствия обвиняют в преступлении, предусмотренном частью 3 статьи 129 Уголовного Кодекса России, то прения в суде образец в клевете — распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство лица, либо подрывающих его репутацию, содержащихся в публичном выступлении, соедин енным с обвинением лица в совершении особо тяжкого преступления. Обстоятельства соверш енного подсудимым Орловым преступления, изложенного в обвинительном заключении, были оглашены в настоящем судебном заседании и тщательно исследованы в ходе завершившегося судебного следствия. В ходе судебного заседания подсудимый Орлов виновным себя в предъявленном обвинении не признал. В своих показаниях подсудимый не отрицает факт публичных высказываний о вине Рамзана Ахматовича Кадырова в убийстве Натальи Эстемировой и утверждает, что у него были все законные основания произносить эти слова, помещать их в пресс-релиз, размещать на сайте, поскольку эти слова, по мнению подсудимого, не содержат никаких ложных сведений и он говорил не о причастности, а говорил о вине Рамзана Кадырова. Слово "виновен" он употреблял не в уголовно-правовом, а в социальном и политическом смысле, о политической вине Рамзана Кадырова в произошедшем, а это, как считает подсудимый, не сообщение о прения в суде образец, а его личное мнение, убеждение, оценка деятельности Кадырова на протяжении ряда лет. Подсудимый говорил о том, что Рамзан Кадыров не только формально, но и фактически нес ет ответственность за происходящее в Чеченской Республике, так как он прения в суде образец гражданскую исполнительную власть республики и руководит деятельностью правоохранительных органов Чеченской Республики. Показания о политическом подтексте, имевшемся в высказываниях подсудимого в адрес президента Чеченской Республики, также дали допрошенные в ходе судебного следствия свидетели со стороны защиты - Сокирянская, Ганнушкина, Шведов, Мнацаканян, Черкасов, Каляпин и Светова. Однако по мнению стороны обвинения, несмотря на указанную позицию защиты, вина подсудимого в совершении инкриминируемого преступления была доказана собранным в ходе предварительного исследованными в ходе судебного следствия доказательствами, на которых я позволю себе остановиться. Из показаний потерпевшего Кадырова следует, что председатель Межрегионального объединения "Мемориал" Орлов напрямую, публично обвинил его в убийстве сотрудника "Мемориала" Эстемировой, разместив данное высказывание в сети интернет, на соответствующем сайте "Мемориала", а также сообщив вс е это на пресс-конференции. Данные высказывания являются клеветническими, порочащими честь, достоинство и подрывающими его деловую репутацию, а также обвиняющими его в совершении особо тяжкого преступления, к коим у нас относится убийство, то есть умышленное причинение смерти другому лицу. Поскольку у непосвящ енного человека при их прочтении, вне всяких сомнений, о президенте Чеченской Республики Кадырове сложится мнение как о жестоком, кровожадном тиране, руководящим крупной бандой. В судебном заседании потерпевший уточнил, что высказанные Орловым слова для себя он воспринял как клевету, а также пояснил, что это большой ярлык для семьи Кадыровых. При прения в суде образец Кадыров сообщил, что с Эстемировой у него складывались нормальные, рабочие отношения. В связи с этим он просит вынести в отношении Орлова обвинительный приговор и назначить ему справедливое наказание. Свидетель Мальсагова показала, что по роду своей профессиональной деятельности она знакома с президентом Чеченской Республики Кадыровым, председателем "Мемориала" Орловым, а также с убитой 15 июля 2009 года сотрудницей грозненского офиса "Мемориала" Эстемировой, с которой у не е сложились дружеские отношения. Она была не согласна с данным утверждением Орлова, в связи с чем спустя несколько дней от имени "Северо-Кавказского миротворческого центра" она опубликовала заявление на сайте Грозный-Информ, осудив высказывания Орлова, утверждая в своей публикации, что данное обвинение огульное, ничем не подтверждается и что обвинение руководства Чеченской Республики и лично президента Кадырова в убийстве Эстемировой недопустимо. К смерти Эстемировой причастны те, кто не желает стабилизации в Чеченской Республике и таким способом пытается дискредитировать действующую в Чеченской Республике власть, в частности президента Кадырова. Из показаний свидетеля Нухажиева, уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике, усматривается, что он знаком с потерпевшим Кадыровым с 1996 года. По роду своей служебной деятельности он также знаком с председателем "Мемориала" Орловым, а также с убитой 15 июля 2009 прения в суде образец Эстемировой. В июле 2009 года из средств массовой информации ему стало известно о размещ енной в интернете на сайте общества "Мемориал" статьи "Заявление ПЦ "Мемориал" об убийстве Натальи Эстемировой", в которой председатель центра Орлов высказал в отношении Кадырова сведения о том, что тот виновен в прения в суде образец Эстемировой. Прочитав данный пресс-релиз, Нухажиев воспринял слова Орлова как утверждение о личной причастности Кадырова к соверш енному убийству. Нухажиев утверждает, что никаких угроз со стороны Кадырова и должностных лиц республики в адрес Эстемировой не поступало и ни о ч ем подобном Эстемирова ему не говорила, никаких конфликтных ситуаций ни с администрацией Чеченской Республики, ни лично с президентом Кадыровым у Эстемировой не прения в суде образец. Так как он присутствовал на всех встречах президента Кадырова с правозащитниками, на которых присутствовала Эстемирова, он утверждает данный факт. Правозащитникам, работающим в Чеченской Республике, ничто не угрожает, а только оказывается всесторонняя помощь по всем направлениям их деятельности. Убийство Эстемировой могло быть направлено на прения в суде образец деятельности администрации Чеченской Республики и лично президента Кадырова. Допрошенная в судебном заседании свидетель Кагирова показала, что она является членом Общественной палаты Чеченской Республики. По роду своей деятельности она знакома с президентом Кадыровым, также она была знакома и с убитой Эстемировой. В июле 2009 года из средств массовой информации ей стало известно о размещ енной в интернете, на сайте "Мемориала" статье "Заявление "Мемориала" об убийстве Натальи Эстемировой", в которой лично незнакомый ей председатель центра Орлов высказал в отношении президента Чеченской Республики Кадырова сведения о том, что Кадыров виновен в убийстве Эстемировой. Прочитав данный пресс-релиз, она восприняла слова Орлова как утверждение о личной причастности Кадырова к соверш енному убийству. При этом Кагирова утверждает, что Кадыров непричастен к похищению и убийству сотрудника "Мемориала" Эстемировой и что данное убийство, по е прения в суде образец мнению, могло быть совершено в целях дискредитации деятельности администрации Чеченской Республики и лично президента Кадырова. Свидетель Дзубайраев показал, что работает в аппарате уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике. По роду своей деятельности он лично знаком как прения в суде образец президентом Чеченской Республики Кадыровым, также он был знаком с убитой Эстемировой. Ему также из средств массовой информации стало известно о размещ енной в интернете, на сайте "Мемориала" статьи "Заявление ПЦ "Мемориал" об убийстве Натальи Эстемировой", в которой лично незнакомый ему председатель центра Орлов высказывал в отношении президента Чеченской Республики Кадырова сведения о том, что Кадыров виновен в убийстве Эстемировой. Прочитав данный пресс-релиз, он воспринял слова Орлова как утверждение о личной причастности Кадырова к убийству Эстемировой. Свидетель убежд ен, что никаких угроз со стороны президента Кадырова и должностных лиц Чеченской Республики в адрес Эстемировой не было и что президент Кадыров непричастен к похищению и убийству Эстемировой. Он не исключает того, что убийство Эстемировой могло быть направлено на дискредитацию действующей администрации Чеченской Республики и лично президента Кадырова. Аналогичные показания дал свидетель Джумалиев, при прения в суде образец пояснив, что, так же, как иные свидетели, прочитав пресс-релиз Орлова, он воспринял для себя эти слова как личное обвинение Кадырова как гражданина Российской Федерации к соверш енному убийству Эстемировой. Свидетель Климова показала, что она работает пресс-секретар ем в прения в суде образец. В е е должностные обязанности входит прения в суде образец пресс-релизов, организация пресс-конференций, а также общение с журналистами. Журналисты и корреспноденты просили встречи с кем-либо из руководства центра для получения комментариев относительно произошедшего убийства Эстемировой. Председатель "Мемориала" Орлов общался с журналистами в сво ем кабинете. Во время одного из интервью она записала комментарии, которые давал Орлов журналистам об убийстве Эстемировой, после чего составила пресс-релиз под названием "Заявление Правозащитного центра "Мемориал" прения в суде образец убийстве Натальи Эстемировой", предоставила его Орлову на проверку. Текст статьи после исправлений Орлова больше не менялся. В тот же день, 15 июля 2009 прения в суде образец, около 22 часов сотрудник центра Орлов Игорь, занимающийся размещением информации в сети интернет, разместил данную статью на сайте "Мемориала". Свидетель Орлов, являющийся системным администратором "Мемориала", показал, что он узнал об убийстве Эстемировой, и в тот же день он получил от пресс-секретаря центра Климовой готовый материал под названием "Заявление ПЦ "Мемориал" об убийстве Натальи Эстемировой" для размещения его на официальном сайте "Мемориала", что он и сделал, не меняя ни текст статьи, ни е е название. Кроме того, в судебном заседании были допрошены свидетели обвинения Комков, Дадалаев, Каримов, Хучиев, Джамиев, которые в своих показаниях пояснили о нормальных, рабочих взаимоотношениях между Кадыровым и Эстемировой, а также пояснили сво е личное отношение к высказанным словам Орлова в пресс-релизе о причастности Кадырова к смерти Эстемировой. Данные высказывания они восприняли как направленные непосредственно в адрес Кадырова и целиком не соответствующие действительности. Из заключения судебно-медицинской экспертизы, оглаш енной исследованной в ходе судебного заседания, следует, что в высказываниях Орлова "Я знаю, я уверен в том, кто виновен в убийстве Наташи Эстемировой, мы все этого человека знаем, зовут его Рамзан Кадыров, это президент Чеченской Республики. Рамзан уже угрожал Наталье, оскорблял, считал е е своим личным врагом. Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его прения в суде образец соратники, чтобы угодить начальству. А президента Медведева, видимо, устраивает убийца в качестве руководителей одного из регионов". Так вот, из выводов судебно-лингвистической экспертизы следует, что сведения содержат негативную информацию о президенте Чеченской Республики Кадырове либо негативную оценку его действий. Данные сведения представлены в форме утверждения о факте. Кроме того, как, я думаю, известно всем присутствующим, в рамках расследования уголовного дела по факту убийства Эстемировой, сведения о причастности к данному преступлению Кадырова отсутствуют. Помимо прочего, вина Орлова подтверждается решением Тверского районного суда города Москвы от 6 октября 2009 года, согласно которому сведения, размещ енные в интернете на сайте Правозащитного центра "Мемориал", под названием "Заявление Правозащитного прения в суде образец "Мемориал" об убийстве Натальи Эстемировой" признаны не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Кадырова, в связи с чем суд обязал Правозащитный центр "Мемориал" опубликовать опровержение и данным решением взыскал с ответчиков компенсацию морального вреда. Прения в суде образец Орлова, кроме того, подтверждается также исследованными в ходе суда вещественными доказательствами, а именно статьями, размещ енными в интернете на сайте Правозащитного центра "Мемориал", под названием "Заявление ПЦ "Мемориал" об убийстве Натальи Эстемировой", в которой председатель центра "Мемориал" Орлов обвинил президента Чеченской Республики Кадырова в убийстве Натальи Эстемировой, а также статья 2 "Во исполнение решения Тверского суда. Опровержение", где опубликовано решение Тверского районного суда города Москвы от 6 октября 2009 года, в котором сведения, размещ енные на сайте "Мемориала" в статье "Заявление ПЦ "Мемориал" об убийстве Натальи Эстемировой", в которой Орлов обвиняет Кадырова прения в суде образец убийстве Эстемировой, признаны не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Кадырова. Полагаю, уважаемый суд, на той совокупности доказательств, которые я прив ел в сво ем выступлении, у суда есть все основания прийти к убеждению, что вина Орлова в инкриминируемом ему преступлении доказана собранными по делу доказательствами в полном объ еме, а те противоправные действия Орлова, которые органы предварительного следствия квалифицировали по части 3 статьи 129 Уголовного кодекса Российской Федерации, являются верными. На основании вышеизложенного я прошу признать Орлова Олега Петровича виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 129 Уголовного кодекса Российской Федерации. При назначении судом наказания прошу учесть характер и степень общественной опасности соверш енного преступления, а также данные о личности под судимости и мнение потерпевшего и в целях исправления Орлова, предупреждения совершения новых преступлений прошу назначить наказание, которое будет соответствовать содеянному, по мнению обвинения, отвечать требованиям и целям наказания, в виде штрафа в размере 150 тысяч рублей. Сво е выступление в судебных прениях я прошу в письменном виде приобщить к протоколу судебного заседания. У меня вс е, Ваша честь. Судья Морозова: Будут какие-то возражения против приобщения выступления в письменном виде? Я в любом случае буду потом спрашивать, желают ли стороны в письменном виде свой выступления приобщить. Судья Морозова: Слово для выступления в прениях предоставляется представителю потерпевшего Красненкову Андрею Анатольевичу. Выступление представителя потерпевшего Красненкова Красненков: Уважаемый суд, уважаемые участники процесса! Более девяти месяцев, начиная с 30 августа 2010 года, проходило судебное разбирательство по уголовному делу, возбужд енному 20 октября 2009 года в отношении Орлова Олега Петровича. Данное дело ещ е на стадии предварительного расследования привлекло к себе очень большой общественный интерес не только в нашей стране, но и во вс ем мире. Достаточно широко освещалось и продолжает освещаться различными средствами массовой информации. Как известно, причиной обращения моего доверителя в ГУВД города Москвы с заявлением, в котором содержалась просьба возбудить уголовное дело в отношении Орлова Олега Петровича по статье 129 Уголовного кодекса РФ, послужила публичная реакция обвиняемого на известия о гибели 15 июля 2009 года на территории Республики Ингушетия сотрудницы грозненского правозащитного центра "Мемориал" Эстемировой Натальи Хусаиновны. Подсудимый в тот же день, находясь в офисе Правозащитного центра "Мемориал", расположенном по адресу: город Москва, Милютинский переулок, дом 18А, неоднократно заявлял представителям многочисленных СМИ буквально прения в суде образец "Я знаю, я уверен в том, прения в суде образец виновен в убийстве Наташи Эстемировой. Мы все этого человека знаем, зовут его Рамзан Кадыров, это президент Чеченской Республики. Рамзан уже угрожал Наталье, оскорблял, считал е е своим личным врагом. Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшие соратники, чтобы угодить начальству. А президента Медведева, видимо, устраивает убийца в качестве руководителя одного из субъектов РФ". Тот факт, что очень много журналистов побывало в тот день в московском офисе Правозащитного центра "Мемориал", подтвердил свидетель Черкасов — "Журналисты шли валом", — являющийся членом Совета Правозащитного центра "Мемориал". Рамзан Кадыров, как он и подтвердил в ходе своего допроса 28 апреля 2011 года, провед енного в режиме видеоконференции, считает, что подсудимый обвинил его, главу региона, именно как человека, в организации убийства Натальи Эстемировой. При этом потерпевший не исключил, что Орлов Олег Петрович видит в н ем и непосредственного убийцу Эстемировой Натальи Хусаиновны. Подсудимый уже почти два года неустанно повторяет, что его слова в адрес Рамзана Кадырова являются не уголовным обвинением, а выражением собственного мнения, которое он, согласно Конвенции о защите прав человека и основных свобод, имеет право свободно распространять и свободно его придерживаться. Однако часть 2 статьи 10 свобода выражения мнения этого документа прения в суде образец "Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определ енными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, прения в суде образец разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия". Как выяснилось в ходе судебного разбирательства, реакция Орлова на известие о гибели Натальи Эстемировой не была спонтанной. Свои обвинительные слова в адрес Рамзана Кадырова подсудимый произн ес абсолютно обдуманно, предварительно обсудив их с ведущими сотрудниками своей организации, как это, собственно, и сообщила в суде свидетель Ганнушкина Светлана Алексеевна, с которой обвиняемый обсуждал по телефону свою будущую речь перед журналистами. Как показала лингвистическая экспертиза, слова Орлова Олега Петровича содержат негативную оценку деятельности Рамзана Кадырова и представлены в форме утверждений о факте. Как рассказал в суде свидетель Каримов Альви Ахмадович, являющийся пресс-секретар ем главы Чеченской Республики Кадырова Рамзана Ахматовича, ему в довольно короткий срок позвонило порядка пятисот журналистов, которые восприняли слова Орлова не иначе, как прямое уголовное обвинение в адрес Рамзана Кадырова. Аналогичным образом восприняли заявление Прения в суде образец и в Государственной Думе, о ч ем сообщили в судебном заседании свидетели Комков Сергей Константинович и Дадалаев Исмаил Хумадиевич. По словам свидетеля Хучиева Муслима Магомедовича, заявление Орлова обсуждалось в Чеченской Республике даже школьниками, в результате чего детям Рамзана Кадырова пришлось пережить настоящее потрясение, сам же Рамзан Ахматович охарактеризовал ситуацию в его семью в те июльские дни как трагедию. Подсудимый ещ е во время гражданского процесса в Тверском районном суде города Москвы утверждал, что обвинил Прения в суде образец Рамзана Ахматовича не в уголовно-правовом, а в социально-политическом смысле. Позиция подсудимого не претерпела с тех пор никаких изменений. Однако она весьма существенно расходится как прения в суде образец откровенно уголовно-правовой направленностью вышеуказанных слов, так прения в суде образец с дальнейшими действиями подсудимого, в частности прения в суде образец "Рамзан уже угрожал Наталье, оскорблял, считал е е своим личным врагом" просто невозможно воспринять иначе, как доказательство того, что у главы Чеченской Республики - на тот момент президента - Рамзана Кадырова был очевидный мотив для физического устранения Эстемировой. Другая же фраза подсудимого - "Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшие соратники, чтобы угодить начальству" - была явно сказана с той целью, чтобы мировая общественность уверовала в то, что потерпевший столь сильно желал смерти Эстемировой Наталье Хусаиновне, что даже не скрывал этого от своего окружения. С той поры прошло уже без малого 23 месяца, а подсудимым до сих пор так и не представлено доказательств в подтверждение своих слов, что "Рамзан уже угрожал Наталье, оскорблял, считал е е своим личным врагом". Вместо конкретных фактов подсудимый вс е это время пытался защищаться при помощи различных псевдоправдивых высказываний Рамзана Кадырова, размещ енных в некоторых средствах массовой информации. Правда, у защиты нашлись свидетели - Черкасов, Ганнушкина, Мнацаканян, Шведов, Сокирянская, Локшина, - которые утверждали, что слышали лично от Натальи Эстемировой, что Рамзан Кадыров угрожал ей в 2004 и 2008 годах, в результате чего ей приходилось оба раза срочно прения в суде образец несколько прения в суде образец уезжать из Чечни за границу - в Ирландию и в Англию. По словам указанных свидетелей, последний раз Кадыров Рамзан Ахматович прения в суде образец Эстемировой в ходе разговора с ней 31 марта 2008 года. Однако данные показатели фактически опроверг другой свидетель защиты Каляпин Отвечая на мой вопрос, почему Эстемирова дважды - в 2004 и в 2008 годах - выезжала за границу, свидетель Каляпин без малейших раздумий ответил, что Наталья Эстемирова оба раза выезжала за рубеж на отдых по международной программе Frontline, согласно которой правозащитникам, постоянно работающим в опасных регионах планеты, периодически предоставляется возможность отдохнуть месяц-полтора в благополучном уголке земли. В то же самое время свидетель Каляпин также сообщил судье, что ему приходилось слышать об угрозах в адрес Натальи Эстемировой со стороны Рамзана Кадырова. Однако если в начале своего допроса он рассказал, что слышал об этом от Татьяны Локшиной, то впоследствии, отвечая на прения в суде образец вопрос, сообщил, что слышал об угрозах Рамзана Кадырова лично от Натальи Эстемировой. Возникает вопрос: "Где прения в суде образец правда, уважаемый лауреат премии мира 2011 года от Парламентской Ассамблеи Совета Европы? И вот самое интересное: вопреки словам подсудимого и некоторых его свидетелей, Наталья Эстемирова на самом в 2008 году далеко не сразу уехала из Чечни, а затем из России после встречи 31 марта 2008 года с Рамзаном Кадыровым, которая проходила при свидетелях и была весьма корректной, - лишь два месяца и одну неделю спустя. Так, 4 июня 2008 года ею был заказан и выкуплен билет на авиарейс Грозный-Москва от 7 июня 2008 года, которым она в указанное время и улетела в столицу. Как видно, несильно испугал е е Кадыров 31 марта, если она не только не сообщила журналистам об угрозах в свой адрес со стороны Рамзана Кадырова, но и вообще не покидала пределов республики более двух месяцев. При этом проблем с документами у не е не было. Российский паспорт был выдан ей ОВД Ленинского района города Грозный в 2004 году, а последний загранпаспорт оформлен УФМС Ставропольского края 23 августа 2007 года. Вот первая сенсация из числа тех, которых так усердно ждали любопытствующие, и особенно из лагеря "Мемориала". Обратно в Грозный Эстемирова вернулась 21 августа 2008 года, при этом совершим четыре поездки поездом туда и обратно по маршруту Москва-Екатеринбург в период с 1 по 18 августа того же года, 2008-го. Обвиняемый и его свидетели, заявлявшие, что они были хорошо осведомлены о делах, прения в суде образец которых занималась Наталья Эстемирова, на самом деле ничего показать не смогли. Рассказывая о своих отношениях с погибшей коллегой, они, как оказалось, практически ничего не знали, какие же домашние заботы и проблемы были у Эстемировой. Они чаще всего говорили лишь об угрозах в адрес Эстемировой со стороны Рамзана Кадырова. Вместе с тем, как об этом рассказал суду свидетель Дзубайраев Олхазар Джабраилович, Наталья Эстемирова в 2009 году активно занималась обустройством своей квартиры, так как собиралась в скором времени перевезти к себе на постоянное место жительства от родственников из Екатеринбурга свою дочь Лану, 1994 года рождения. Как рассказал указанный свидетель Дзубайраев, Наталья Эстемирова, хотя прения в суде образец осознала себя чеченкой после переезда в Чечню вместе с отцом, чеченским языком владела плохо, в целом лишь понимая, что говорят окружающие, поэтому Эстемирова хотела прежде всего, чтобы е е дочь в совершенстве знала чеченский язык. С этой целью Дзубайраев по просьбе Натальи купил в большом количестве обучающие программы на dvd-дисках, с помощью которых Лана Эстемирова должна была быстро и качественно освоить прения в суде образец язык. Дзубайраев также рассказал, что в последние прения в суде образец перед гибелью он учил Эстемирову вождению автомобиля именно 15 июля 2009 года во второй половине дня она должна была сдать своему инструктору, прения в суде образец есть ему, серь езный экзамен - самостоятельно проехать на машине прения в суде образец оживл енной автотрассе. Последний факт свидетельствует о прения в суде образец, что Наталья Эстемирова, запланировав перевезти к себе дочь, явно намеревалась соответствующим образом построить свой рабочий график, чтобы пораньше возвращаться домой к дочери. Прежде же она, как показали свидетели Дзубайраев и Мальсагова, могла допоздна задержаться на работе, возвращаясь нередко домой, когда стрелки часов уже показывали за полночь, при этом обычно ходила одна. Странные провалы в памяти обнаружились у свидетеля защиты Шведова », он без раздумий ответил, что ему ничего об этом не известно. Впоследствии представитель Правозащитного центра "Мемориал" Сергей Давидис, выступая в прениях, отнюдь не случайно не упомянул свидетеля Шведова в перечне тех свидетелей ответчиков, которым якобы было известно о встречах Кадырова и Эстемировой. Если бы у подсудимого не было умысла оклеветать Рамзана Кадырова, он бы не пытался вместе с представителями Правозащитного центра "Мемориал" и своим адвокатом в ходе гражданского процесса в Тверском районном суде города Москвы в 2009 году приобщить к материалам дела сфабрикованную расшифровку видеозаписи с фрагментами выступлений Рамзана Кадырова. Во время своего допроса подсудимый сказал, что я, представлявший и на гражданском судебном процессе интересы Рамзана Кадырова, якобы никогда не возражал против приобщения расшифровки - ни 25 сентября 2009 года, прения в суде образец 6 октября 2009 года. Подсудимый также сказал, что 25 сентября расшифровка лишь потому не была приобщена к материалам гражданского дела, так как содержала один небольшой недоч ет - в ней не были зафиксированы слова телеведущей, находившейся за кадром, и не оформлен соответствующим образом перевод с чеченского языка на русский некоторых фрагментов. В целом прения в суде образец, по словам подсудимого, высказывания Кадырова не искажались, что и могут прения в суде образец как сотрудники "Мемориала", так и многие журналисты, присутствовавшие при проверке расшифровки на е е соответствие видеозаписям с dvd-диска. На самом же деле ситуация выглядит с точностью до прения в суде образец, за исключением одного момента. В прения в суде образец начале судебного заседания от 25 сентября 2009 года я действительно поначалу дал согласие на приобщение расшифровки к материалам гражданского дела без предварительной проверки на соответствие документа видеоматериалам. И вот почему - к тому времени ответчики уже заявили ходатайство о приобщении к материалам дела большого количества статей. Я сначала начал было возражать против удовлетворения данного ходатайство, считая, что заявленное доказательство не имеет отношения к существу дела. Однако федеральный судья Федосова Татьяна Алексеевна в ответ прения в суде образец произнесла, что оценка данным доказательствам прения в суде образец дана в судебном решении. Для себя я эти слова воспринял как нежелание суда устраивать дискуссии по каждому документу ради экономии времени. И вот, когда речь зашла о расшифровке, ради экономии прения в суде образец я просто просмотрел даты выхода в эфир телесюжетов. На это ушло секунд 20. Этого мне оказалось достаточно, чтобы убедиться, что все видеосюжеты вышли в эфир при жизни Натальи Эстемировой и на эти сюжеты никогда прежде, то есть уже после гибели Натальи Эстемировой, Орлов и его коллеги не ссылались. Следовательно, тогда я про себя решил, что ничего существенного, порочащего Рамзана Кадырова в них и, соответственно, в тексте расшифровки, быть не может, а потому с чистой совестью дал предварительное согласие на приобщение расшифровки к материалам гражданского дела без предварительного просмотра видеоматериалов. Сво е решение я изменил в конце прения в суде образец заседания. К тому времени уже были допрошены все заявленные ответчиками свидетели, и судья Федосова снова обратилась к ходатайству ответчиков о приобщении заявленных в начале судебного заседания письменных материалов. Когда прения в суде образец дошла до расшифровки, я потребовал проверить е е на соответствие видеоматериалам. Пока ш ел допрос свидетелей, я в какой-то момент обратился к копии расшифровки, вруч енной мне ранее представителем Правозащитного центра "Мемориал" Давидисом То, что я прочитал, прения в суде образец просто шокировало: выходило, что мой доверитель способен безо всяких колебаний, прямо перед телекамерами, призывать к откровенному беззаконию. Например, в зоне проведения спецоперации по прения в суде образец боевиков он требовал расстреливать всех подозрительных, пусть прения в суде образец не оказывающих никакого сопротивления и даже безоружных. Прич ем Рамзан Кадыров приказывал расстреливать всех подозрительных и в первую очередь боевиков, решивших добровольно сложить оружие, не кому-нибудь, а министру внутренних дел Чеченской Республики, находясь в сво ем служебном кабинете. Словом, расшифровка просто пестрила призывами к беззаконию со стороны Рамзана Кадырова. Моя настойчивость проверить расшифровку видеозаписи на предмет е е соответствия самой видеозаписи натолкнулись на отчаянные попытки представителей Правозащитного центра "Мемориал" не допустить этой самой проверки. Видя, что и судья Федосова явно устала от пятичасового заседания, Орлов и прения в суде образец ПЦ "Мемориал" также стали говорить об усталости, утверждая, что на диске слишком много видеозаписей - целых семь прения в суде образец. В итоге суд согласился со мной, но лишь тогда, когда выяснилось, что общая продолжительность видеосюжетов составляет всего 17 минут. Проверка расшифровки в итоге заняла ещ е меньше - около тр ех минут. Судья Федосова отклонила ходатайство представителя ответчиков Давидиса с формулировкой: "Оставить без удовлетворения, так как расшифровка не соответствует содержанию диска". Что примечательно: даже первый просмотренный и проверенный на соответствие расшифровки видеосюжет с участием Рамзана Кадырова изобиловал серь езным техническим браком. Несколько раз в наушниках вместо слов Кадырова раздавались помехи, по своему характеру напоминающие звуки, очень похожие на быстрое прокручивание работающим магнитофоном аудиокассеты. Каждый раз помехи продолжались не менее 10-15 секунд. Именно поэтому я ещ е к исходу прения в суде образец минуты вынул из своего уха один из наушников - второй же находился в распоряжении судьи Федосовой до конца просмотра первого видеосюжета, - указав на откровенный технический брак видеозаписи. Одна пара наушников - мне и судье - была вручена кем-то из представителей Орлова со словами, что внешняя громкость у ноутбука, принадлежащего одному из представителей Орлова, не функционирует ввиду поломки. Следовательно, ни сам Орлов, ни кто из прения в суде образец коллег и группы поддержки не могли слышать, о ч ем разговаривал Рамзан Кадыров с министром внутренних дел Чечни Русланом Алхановым. Прения в суде образец Орлова, пока ш ел гражданский процесс, включая рассмотрение кассационных жалоб в Московском городском суде - их рассмотрение завершилось в конце января 2010 года - регулярно знакомились с материалами дела, а потому не могли не заметить крайне неутешительную для себя концовку протокола судебного заседания от 25 сентября 2009 года. Возникает вопрос: почему не подали замечание на протокол? Почему, наконец, не раструбили на весь мир, что судья Федосова фактически обвинила Орлова и его организацию в фальсификации? Уверен, Орлов и его представители потому не стали шум поднимать, так как заметили, что суд в ел аудиозапись прения в суде образец заседания. Позже федеральный судья Федосова утвердительно ответила на мой соответствующий вопрос. Вопреки уверениям Орлова, я и 6 октября 2009 года активно возражал против приобщения к материалам гражданского дела расшифровки видеозаписи, якобы исправленной. Более того, в середине просмотра я в знак протеста вообще покинул зону просмотра видеозаписи, так как находившиеся рядом с компьютером внешняя громкость его на этот раз была исправна чеченские правозащитники Дзубайраев, Джумалиев, Мальсагова и Кагирова, ранее выступившие в судебном заседании свидетелями на стороне истца, говорили, что слова Кадырова вырываются из контекста и неверно переводятся. В ответ на их постоянные прения в суде образец представитель ответчиков Каретникова, являющаяся членом Совета Правозащитного центра "Мемориал", с откровенной ненавистью в глазах и в голосе начала грозить им выводом из зала суда. На мои замечания, типа "Вы уже успели стать вторым судь ей в этом зале? Рамзан Кадыров, к слову, во время своего допроса по настоящему делу также заявил, что его слова прения в суде образец тех видеосюжетах с dvd-диска переведены неверно. Если бы обвиняемый не хотел преднамеренно оклеветать Рамзана Кадырова, он бы обязательно в ходе прений в Тверском суде 6 октября 2009 года од ернул своего представителя Давидиса, который предпринял попытку представить суду очень важное доказательство, свидетельствующее о крайне негативном отношении Рамзана Кадырова к Наталье Эстемировой. Давидис заявил, что Прения в суде образец Кадыров в сво ем интервью газете "Завтра" от 23 сентября 2009 года "Кавказ - стратегический рубеж России", прямо назвал погибшую правозащитницу врагом не только Чечни, но и России. В сво ем ответном слове я дов ел до сведения суда истинные слова Кадырова из вышеупомянутого интервью: "Враги Прения в суде образец и России ничего не могли придумать. Только одно оста ется - убить прения в суде образец, вызвать крупный скандал, прения в суде образец власть". Если бы обвиняемый не хотел преднамеренно оклеветать Рамзана Кадырова, не стремился бы опорочить, оскорбить его при первой возможности, он бы не отреагировал в оскорбительной форме на решение моего доверителя 9 февраля 2010 года отозвать иски к журналистам и правозащитникам, о ч ем Кадыров также упомянул во время своего допроса 28 апреля 2011 года. Фрагмент из заявления Олега Орлова от 11. Вероятно, понял это и Кадыров. Впрочем, возможно, об этом ему сообщили из Москвы и порекомендовали найти выход из неудобного положения, в которое он сам себя поставил, необоснованно потребовав возбуждения уголовного дела. Отсюда и последовало заявление об "отзыве исков". Дн ем ранее в интервью Газете. Если бы обвиняемый не хотел преднамеренно оклеветать Рамзана Кадырова, свидетель Ганнушкина не стала бы во время своего первого допроса по данному делу в оскорбительной форме отзываться как о Кадырове, так и о человеке, который на деле всегда боролся и борется за торжество закона и всегда аргументированно защищает Рамзана Ахматовича от различных нападок. Речь ид ет об уполномоченном по правам человека в Чеченской Республике Нухажиеве Нурди Садиевиче, в былые годы неоднократно похищаемого и подвергаемого жестоким пыткам за свои убеждения. Отвечая на мои вопросы относительно правозащитной деятельности Нухажиева, обвиняемый сообщил, что Нурди Садиевич только тем и занимается, что затрагивает проблемы десятилетней давности, связанные прения в суде образец противоправными действиями военнослужащих федеральных войск. Говорил Орлов ч етко, весьма уверенно, нисколько не сомневаясь в своих словах. Отрывок из обращения уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике Нухажиева Прения в суде образец. К председателю комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Крашенинникову Факты применения пыток в отношении конкретных задержанных, фабрикации уголовных дел в отношении невинных лиц и отсутствие надлежащего прокурорского надзора мной отмечалось в ежегодных специальных докладах, однако должные меры по ним не прения в суде образец. Далее Нухажиев сообщает о конкретных делах, которые он считает сфабрикованными, приводя ч еткие, выверенные с юридической точки зрения прения в суде образец, прич ем речь ид ет о делах преимущественно с 2006 по 2010 годы. Доклад вместе с приложениями составил 457 страниц. Если бы обвиняемый не хотел преднамеренно оклеветать Рамзана Кадырова, свидетель Черкасов, являющийся одним из ведущих сотрудников ПЦ "Мемориал", не стал бы обвинять потерпевшего в монополизации власти, в попытках подчинить себе любые силовые структуры, дислоцированные на территории республики. Прения в суде образец качестве примера свидетель прив ел спецбатальон "Восток", являющийся подразделением ГРУ Генерального штаба министерства обороны РФ, в конце 2008 года вместе с аналогичным подразделением прения в суде образец подвергшийся реорганизации. Очевидно, свидетелю изменила память и он прения в суде образец забыл о заявлении ПЦ "Мемориал" от 19 мая 2008 года "О ситуации вокруг батальона "Восток". Преступники должны быть наказаны". Вот лишь некоторые отрывки из этого заявления: "В адрес командования батальона "Восток" были высказаны обвинения в вымогательстве, в похищениях, исчезновениях и убийствах людей. Преступления, вменяемые командиру батальона "Восток" и его подчин енным, - отнюдь не эксцесс исполнения, но результат сознательно созданной системы с неизбежным последующим е е коррупционным использованием. Наконец, вновь зашла речь о зачистке в станице Бороздиновская в июне 2005 года, когда по крайней мере 1 человек был убит и 11 исчезли, после чего жители покинули станицу, бежав в Дагестан. Нельзя допустить, чтобы дело батальона "Восток" завершилось лишь отстранением от должности его командира и увольнением со службы ряда его подчин енных. Правозащитный центр "Мемориал" будет внимательно следить за ходом расследования эпизодов похищений и пыток, внесудебных казней, вымогательств и других преступлений, соверш енных военнослужащими батальона "Восток". А разве Рамзан Кадыров не говорил о подобного рода преступлениях, соверш енных военнослужащими "Востока", открыто, посредством прессы призывая министерство обороны России навести порядок в сво ем подразделении. Учитывая строжайшую идеологическую дисциплину, созданную Правозащитным центром "Мемориал" и Олегом Орловым, как об этом рассказал свидетель Нухажиев, да и как в аналогичном прения в суде образец поведала суду и прения в суде образец Ганнушкина, трудно представить, что свидетель Сокирянская по собственной инициативе как в ходе своего выступления в Тверском районном суде города Москвы в 2009 году, так и во время е е допроса в суде по данному уголовному делу постоянно самостоятельно связывала убийство 13 января 2009 года в Вене выходца из Чечни Умара Исраилова с именем моего доверителя. Вот что рассказал ещ е 28 января 2009 года в статье "Попытки дискредитации Рамзана Кадырова - это удар, направленный против чеченского народа" Нурди Нухажиев о подобного рода при емах: "Заказчики информационных уток понимают, что их попытки дискредитации Рамзана Кадырова - это удар, направленный против чеченского народа. И тут они не стесняются прения в суде образец выборе средств. Они действуют по известному принципу доктора Геббельса: чем невероятнее ложь, тем легче в не е верят. Расч ет на неосведомл енность российского и европейского обывателя. Когда авторы пишут о каких-то преступлениях и жертвах этих преступлений, умышленно выдвигаются заведомо абсурдные версии, делаются попытки увязать их с именем Рамзана Кадырова. Для авторов этих провокаций важно назвать его имя в контексте этих преступлений, а не искуш енные в прения в суде образец Чечни люди должны, по их замыслу, поверить в эту ложь. Например, на страницах информационных лент переда ется весть о некоем расстрельном списке. И мало кто обратит внимание на то, что этот расстрельный список явился со слов неизвестного человека. Это широко распростран енный в нечистоплотных СМИ коварный, подлый при ем". А разве не подобным образом действовала на этот раз свидетель Сокирянская? Да, на этот раз е е голос не гремел на весь зал и она не демонстрировала в руках экземпляр "Новой газеты", в котором была опубликована статья "Венское убийство" и в которой нашлось место перепечатанным откровениям самого Умара Исраилова, которыми он поделился с одной известной американской газетой. На этот раз Сокирянская действовала не так откровенно и безапелляционно. Она даже подчеркнула, что не обвиняет напрямую Рамзана Кадырова в гибели Исраилова, однако и в этом случае слова Сокирянской со всей очевидностью указывали, что, как и она, в частности, так и Правозащитный центр "Мемориал" в целом, считают именно Рамзана Кадырова заказчиком данного преступления. Этой криминальной истории Правозащитный центр "Мемориал" посвятил целый раздел на сво ем интернет-сайте, но вот о кровавых похождениях своего подзащитного та же Сокирянская долго и упорно ничего не хочет знать. Очень странную неосведомл енность продемонстрировал данный свидетель с уч етом того факта, что ещ е в 2009 году неизвестный сотрудник венской полиции сообщил прессе из прения в суде образец досье очень много интересного об этом так называемом чеченском беженце. Так, в августе 2007 года Исмаилов Умар Шарпуддиевич, 1981 года рождения, был арестован полицией как подозреваемый в организации нелегального ввоза мигрантов. Впоследствии к обвинению против Исраилова добавился ещ е один пункт - торговля людьми. Арест был произвед ен в следовавшем из Варшавы в Вену экспрессе "Шопен" на австрийской границе в Хофенау. Уголовное дело в отношении Исраилова было возбуждено 1 октября 2007 года и закрыто 14 марта 2008 года в прения в суде образец на сотрудничество. Исраилов согласился работать информатором австрийской тайной полиции. Параллельно прессе было сообщено, что полицией Австрии возбуждено уголовное дело в отношении ещ е одного из членов семьи Исраилова. Впоследствии спикер венской прокуратуры Герхард Ярош на прения в суде образец пресс-конференции признал достоверными попавшие в прессу данные относительно Исраилова, одновременно сообщив, что "кроту", который способствовал обнародованию фактов относительно Исраилова, грозит статья "использование служебного положения в корыстных целях". Свидетель Сокирянская, да и не только она, ранее связывала убийство Умара Исраилова с его жалобой в Страсбургский суд по правам человека, в которой он назвал себя жертвой режима Кадырова, а также заявил, что является свидетелем похищения людей по приказам Рамзана Кадырова, их пыток только за одно подозрение в прения в суде образец в незаконным вооруж прения в суде образец формированиям. Исраилов обратился с жалобой в Страсбургский суд 26 октября 2006 года, но ещ е ранее, в начале февраля 2006 года, он был объявлен в федеральный розыск, как обвиняемый в совершении ряда тяжких и особо тяжких преступлений. В марте 2007 года, когда правоохранительным органам Чеченской Республики стало известно, что Исраилов скрывается на территории США, прения в суде образец был объявлен в международный розыск. Однако дела Исраилова за океаном прения в суде образец сложились, и он вскоре вернулся в Европу. Уже после гибели Исраилова инкогнито из австрийской полиции сообщил журналистам, что причиной гибели Исраилова могла стать его нечистоплотность: он не захотел отдавать своим подельникам по криминальному бизнесу их долю в размере 450 тысяч долларов США. Вполне возможно, что убить Исраилова могли за сотрудничество с тайной австрийской полицией. А теперь о том, как проявлял себя Умар Исраилов на родине, на территории Чечни. Отец Умара Шарпудди Исраилов, в настоящее время проживающий на территории США, бросил прения в суде образец ещ е в раннем детстве, женившись на другой женщине, которая родила ему несколько детей. Создав другую семью, Исраилов-старший напрочь забыл о сво ем сыне Умаре, продолжая по-прежнему жить в селе Мескер-Юрт Шалинского района. За такое отношение к сыну от первого брака односельчане прозвали Шарпудди бурундуком. Предоставленный самому себе Умар, как говорится, пош ел по наклонной. Стал обижать младших и тех, кто не мог за себя постоять. В подростковые годы организовал вокруг себя шайку из таких прения в суде образец трудных сверстников, как и сам. И они сообща начали прения в суде образец грабежами. Ещ е не прения в суде образец совершеннолетия, Умар остался один. Его мать погибла от руки родного брата. Умар в итоге убил дядю, когда обзав елся автоматом. При покушении на дядю Умар неумышленно ранил проходившего мимо подростка, который сутки спустя скончался. В 2000 году Умар Исраилов сколотил настоящую банду из 13 человек, которая вскоре стала структурным подразделением. Судья Морозова просит закрыть дверь, чтобы журналист с камерой не снимал заседание. Более крупной банды, которой руководил печально известный Мовсар Бараев, убитый в дальнейшем сотрудниками спецподразделения "Альфа" в Театральном центра на Дубровке во время операции по спасению заложников, которых как раз захватила руководимая Мовсаром Бараевым террористическая группа. Об этом, кстати, два года назад также сообщалось в австрийской прессе. Умар же Исраилов до своего ареста осенью 2004 года занимался со своими бандитами-подчин енными нападениями на одиночные патрульные машины и бронетранспорт еры. Нападение на военнослужащих федеральных сил проходило по одному и тому же сценарию: подрыв патрульной машины, прения в суде образец ера при помощи заранее установленной мины, после чего следовал е е обстрел из засады. Как правило, именно Умар всякий раз лично закладывал взрывное устройство в нужном месте дороги и затем он же приводил его в действие при помощи пульта дистанционного управления. Умар Исраилов нередко лично изготовлял радиоуправляемые взрывные устройства. Умару Исраилову подобное мероприятие не понравилось заранее. Отсутствие в регионе нормально функционирующей власти таким, как он, только на руку. Вот он и предпринял попытку сорвать это мероприятие прения в суде образец крайней мере в сво ем родном селе. При обстреле здания школы бандой Исраилова использовались автоматы, прения в суде образец еты, реактивно-пехотные огнем еты. Денежные средства для своей роскошной и своевольной жизни Исраилов получал в виде дани, которой он обложил местных коммерсантов. Тех же, кто отказывался платить, ожидали похищения и жестокие пытки. В числе тех коммерсантов, кто подвергся пыткам за свою прения в суде образец, семь лет назад казался и племянник бывшего министра обороны республики Ичкерия Магомеда Хамбиева. В собственности у родственника нынешнего депутата чеченского парламента была и АЗС. Племянника Хамбиева Исраилов пытал лично, в том числе током. Освобожд ен бизнесмен был лишь после вмешательства своего известного родственника, лично вступившего в переговоры в бандитом. Рамзан Кадыров действительно был лично знаком с Исраиловым. Когда милиционеры арестовали Умара по дороге близ Мескер-Юрта, он был вооруж ен до зубов и о его кровавых подвигах того времени было хорошо известна. Узнав от Исраилова во время личной беседы о его безрадостном детстве, Кадыров решил помочь тогда ещ е 23-летнему молодому человеку. Однако вереница уже известных на тот момент преступлений, соверш енных Исраиловым, была столь внушительна, что ему грозил железный пожизненный срок. Тогда Исраилов предложил следствию сотрудничество. Ему якобы были известны планы некоторых знакомых боевиков, планировавших проведение серии террористических актов на территории республики. Вот так, под обещания раскрыть целую террористическую сеть и тем самым существенно скостить себе будущий срок заключения, Исраилов и вышел на свободу под подписку о невыезде и довольно скоро оказался в Австрии. Освоившись там, забрал и свою жену. К тому времени вспомнил о сво ем сыне от первого прения в суде образец и Шарпудди Исраилов, недавно в суде Вены заявивший, что будет бороться за восстановление честного имени своего сына. А ты расскажи об этом мусульманам, которых он пытал", - ответил Исраилову-старшему один из блоггеров, когда речь Шарпудди в суде была опубликована в интернете. Однако Исраилов не просто пытал - он нередко и убивал. Поэтому у него было немало кровников. Прения в суде образец конце допроса свидетеля Сокирянской мной был задан вопрос: "Вы уверены в том, что Умар Исраилов действительно м ертв? Впрочем, и некоторым другим, касающимся личности Исраилова. Однако вопрос этот не был случайным. Прения в суде образец е в конце августа 2010 года в следственные органы России из Интерпола поступила информация о том, что до сих пор нет достоверных данных в подтверждение того факта, что Умар Исраилов действительно м ертв. А потому он по-прежнему числится в розыске, и ситуация в этом плане не изменилась и по сей день, хотя в Австрии уже осуждены люди, причастные к убийству Умара Исраилова. Стремясь выставить моего доверителя откровенно плохим руководителем Чеченской Республики, обвиняемый и его свидетели говорили в суде об атмосфере страха, беззакония и насилия, постоянном росте числа преступлений на территории этого субъекта Прения в суде образец Федерации. В частности, свидетели защиты Черкасов и Прения в суде образец сообщили, что в 2009 году на территории Чечни было прения в суде образец более 90 человек - первый свидетель сообщил прения в суде образец 91 похищенном, второй - о 93, — при этом оба затруднились доказать свои данные по данном вопросу. Новость о столь резком росте числа похищений на территории Чечни в 2009 году начала распространяться сотрудниками ПЦ "Мемориал" с начала 2010 года, и до показаний Сокирянской каждый раз речь заходила именно о 91 похищенном. Последняя цифра действительно имеет непосредственное отношение к количественному показателю по данной категории преступлений. Разница лишь в том, и очень существенная, что в данном случае речь ид ет о нераскрытых уголовных делах в период с 1995 по 2009 годы, именно эти нераскрытые уголовные дела по похищениям людей в начале 2010 года были истребованы органами прокуратуры Чеченской Республики из местных органов внутренних дел. Сообщение для прессы по этому поводу Рамзаном Кадыровым было сделано ещ е год назад. Однако "Мемориалу" явно нравится играть в своеобразный пинг-понг "было"-"не было". Если бы обвиняемый не хотел преднамеренно оклеветать Рамзана Кадырова, он бы не стал в конце заседания 10 мая 2011 года сразу же ставить под сомнение подлинность нотариально заверенной копии служебной записки, составленной первым заместителем главы администрации города Грозного Джамиевым Впрочем, обвиняемый не просто поставил под сомнение достоверность представленного для ознакомления вместе с адвокатом документа. Он ч етко, без малейших колебаний трижды произн ес слово "фальсификация" - вот так сразу, без проведения экспертизы. Свой вывод в дальнейшем подсудимый наверняка бы повторил ещ е не раз, если бы не был остановлен судь ей. Допрошенный в дальнейшем в суде свидетель Джамиев Салавди Умархажиевич подтвердил, что вызвавший столь бурную реакцию Орлова Олега Петровича документ был прения в суде образец подготовлен им в первой половине рабочего прения в суде образец 31 марта 2008 года и незамедлительно передан Хучиеву Отвечая во своего время допроса в суде на мои вопросы, обвиняемый очень часто говорил очевидную неправду, что, естественно, ещ е больше характеризует его с отрицательной стороны. Приведу для наглядности всего два примера. Обвиняемый сообщил, что прения в суде образец ничего не известно о так называемом деле Николая Пайзулаева. В мае 2008 года через прения в суде образец массовой информации, а также в ходе пресс-конференции, провед енной 23 мая 2008 года в Москве, в Независимом пресс-центре, под громким названием "Похищения в Чечне продолжаются. Новые факты о похитителях", обвинил Рамзана Кадырова в сво ем похищении, а также в похищении его жены и малолетней дочери. Пайзулаев также рассказал, что ранее охранники Кадырова на протяжении восьми часов - с десяти вечера и до шести утра - избивали его одними только ногами, в результате чего Пайзулаев поначалу подумал, что у него одна нога сломана. На деле же оказалось, как это и подтвердила свидетель Локшина, что всю эту историю Николай Пайзулаев выдумал, правда, выдумал Пайзулаев, в начале 2004 года немного проработавший сотрудником пресс-службы отца Рамзана Кадырова, не сам, а с помощью обозревателя "Новой газеты" Вячеслава Измайлова и единомышленников - Орлова из "Московской Хельсинкской группы", в том числе председателя МХГ Людмилы Алексеевой, недавно затеявшей очередной сбор подписей в интернете в поддержку обвиняемого. В результате Рамзан Кадыров выиграл гражданский суд у "Новой газеты", а по факту клеветы после обращения в правоохранительные органы было возбуждено уголовное дело за номером 342918, которое в конце 2009 года было приостановлено в связи с исчезновением Николая Пайзулаева, который в итоге и был объявлен в федеральный розыск. На басни Пайзулаева с самого начала откликнулись известные мировые СМИ и достаточно долго об этом писали, до тех пор, пока не закончилось судебное разбирательство по иску Рамзана Кадырова к "Новой газете". Об этом деле, к слову, я рассказывал и в Тверском районном суде города Москвы 6 октября 2009 года, когда там рассматривался гражданский иск Рамзана Кадырова к ПЦ "Мемориал" и Олегу Орлову. Нежелание пригласить в настоящий суд для дачи показаний в качестве свидетеля своего многолетнего начальника Ковал ева Сергея Адамовича Орлов Скорее всего, обвиняемый просто побоялся, что прения в суде образец нынешнему начальнику по Российскому "Меморилу" - Ковал ев Однако вместо возвращения домой сдавшиеся солдаты были зверски замучены дудаевцами. Об этом, кстати, блоггеры сразу же напомнили Ковал еву в интернете, как только там был размещ ен текст его выступления на радиостанции "Эхо Москвы". Произошло это 6 марта 2011 года. Как показало обсуждение в судебном заседании от 18 апреля 2011 года моего ходатайства о допросе Рамзана Ахматовича в режиме видеоконференции, прения в суде образец крайне негативно относится прения в суде образец потерпевшему. Орлову непременно хотелось, чтобы Рамзан Кадыров обязательно прибыл на суд в Москву. За этой настойчивостью подсудимого отч етливо просматривалось желание любым способом досадить человеку, занятость которого в силу его служебного положения общеизвестна. Орлов, как и ранее, так и 18 апреля, не мог не понимать, что Кадыров, даже в случае его прибытия в суд, вряд ли сообщит суду чего-то принципиально нового, однако вс е равно до последнего настаивал прения в суде образец сво ем, словно говоря Кадырову своей настойчивостью и неуступчивостью: "Вот и терпи неудобства, раз уж отважился судиться со мной! Вот и теряй несколько дней, перекраивая ради участия в судебном заседании свой плотный рабочий график! Быть может, это послужит тебе хорошим уроком и прения в суде образец следующий раз ты или кто-то другой будет поумнее и предоставит мне и моим сотоварищам возможность, как и прежде, спокойно отрабатывать щедрую спонсорскую помощь из-за рубежа". Подводя итог сказанному, особо обращаю внимание суда на то обстоятельство, что обвиняемый, а также основные его свидетели совершенно осознанно сообщили суду очень много откровенно неправдивой информации. По сути имеет место групповой сговор - сговор людей, исповедующий одну идеологию, по сути работающих в одной организации, получающих из прения в суде образец того же Джорджа Сороса хорошую зарплату. Красноречивый пример такого группового сговора - их рассказ о том, что Наталья Эстемирова после неожиданного разговора с Рамзаном Кадыровым 31 марта 2008 года в экстренном порядке вместе дочерью покинула Россию на несколько месяцев. И ещ е об одном. Постоянно заявляя о неоднократных угрозах со стороны Рамзана Кадырова в адрес Натальи Эстемировой, ни обвиняемый, ни один из его основных свидетелей, по их собственным признаниям, не обратились с соответствующими заявлениями в компетентные органы, не сделала этого ни разу и прения в суде образец Эстемирова. Уважаемый суд, на основании вышеизложенного прошу признать Орлова Олега Петровича виновным в распространении клеветы, то есть заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, соедин енной с обвинением лица, в нашем случае - Кадырова Рамзана Ахматовича, - в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, ответственность за соверш енное обвиняемым преступление, предусмотренное частью 3 статьи 129 УК РФ. Прошу суд назначить Орлову Олегу Петровичу наказание в виде лишения тр ех лет свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Вс е, Ваша честь. Судья Морозова: Судебное заседание продолжено. Слово в судебных прениях переда ется Орлову Олегу Петровичу. Адвокат Резник: Мы с Олегом Петровичем решили вопрос таким образом, Ваша честь: в прениях выступает защитник, как и указано в уголовно-процессуальном законе, обвиняемый может, конечно, высказать сво е желание. А Олег Петрович будет выступать с последним словом. В прениях выступать буду только я. Судья Морозова: То есть Олег Петрович вообще не будет? Адвокат Резник: Вообще не будет участвовать. Орлов: В прениях - нет. Я абсолютно и целиком доверяю своему адвокату. Ваша честь, у меня будет возможность выступить с последним словом. Судья Морозова: Хорошо, присаживайтесь, пожалуйста. У нас в любом случае возникает вопрос об изменении выступлений в судебных прениях. Мы действительно установили, записывали, и Вы соглашались. Генри Маркович, проблем нет. Адвокат Резник: Видимо, что-то мы не услышали. Судья Морозова: Я ч етко записала, и в протоколе это записано, прения в суде образец прокурор прения в суде образец нас предложил так, что выступает государственный обвинитель, представитель потерпевшего, подсудимый, защитник. Адвокат Резник: Прокурор не может предлагать, кто выступает со стороны защиты. Он может сказать: вначале сторона обвинения, потом сторона защиты. Судья Морозова: Генри Маркович, я говорю, проблем в этом нет. Я выслушала мнение сторон, и, скажем так, Вы не возражали против порядка, который предложил прокурор. Мнение сторон мы у всех спрашивала, но проблемы в этом никакой нет абсолютно. Поскольку у нас Олег Петрович не будет участвовать в прениях сторон, а будет участвовать в последнем слове, выступать, слушаем мнение сторон. Государственный обвинитель, не возражаете? Красненков: На усмотрение суда. Судья Морозова: Тогда, проблемы нет, нарушения никакого уголовно-процессуального закона в этом нет. Значит, слово предоставляется защитнику Резнику Генри Марковичу. Резника Адвокат Резник: Ваша честь! В моей весьма обширной адвокатской практике давно прения в суде образец было столь несложного для защиты дела. Для того чтобы увидеть неосновательность нахождения Олега Орлова на скамье подсудимых, существует очень простой способ — прочитать сказанные им слова и уяснить их смысл, какой они имеют в современном русском языке. Если нам с прокурором в прениях, а Вам, Ваша честь, при постановлении приговора, без посторонней, не считая, конечно, нашу с государственным обвинителем, помощи не удастся этого сделать, то либо всем нам, юристам с высшим образованием, надо дружно уходить в отставку как полным невеждам, либо признать, что обвинять Орлова в клевете на Рамзана Прения в суде образец нет никакой возможности. Так ставить вопрос меня заставляет предварительное расследование, которое само не могло уразуметь ни содержание, ни форму высказываний Орлова о Кадырове и запросило помощи специалистов-лингвистов. Прокурор, сославшись в своей речи на заключение лингвистической экспертизы как на обвинительное доказательство, в сущности, солидаризовался со следователем в неспособности самому понять суть текста, расцененного им в качестве преступного. Однако обращение к эксперту на корню уничтожает обвинение. Эксперты — это лица, обладающие специальными познаниями, это знатоки в тех областях, куда непосвященному вход воспрещен. Но Орлов адресовал свои слова не особой научной аудитории, не узкой группе филологов-профессионалов, прения в суде образец широкому, неопределенному кругу лиц, читателей массовой прессы и пользователей интернета. Если следователи и прения в суде образец сами не в прения в суде образец понять сказанное Орловым, то как они могут обвинять его в стремлении оклеветать Кадырова перед массой людей, многие из которых не отягощены высшим образованием и тем прения в суде образец не поймут, что же в действительности наговорил Орлов журналистам, а потом включил в подготовленный с его участием и одобренный им пресс-релиз «Мемориала»? Предварительное следствие посчитало криминальным сплошь весь авторский текст Орлова, избавив себя от анализа каждой из составляющих его фраз. Это проявилось в неконкретности обвинения. С большим прения в суде образец от прокурора удалось добиться разъяснения: Орлов клевещет на Кадырова, обвиняя того как организатора, но не исполнителя убийства Эстемировой. Потерпевший в данном вопросе так и не определился, заявив, что его порочит слово «убийца». Но обвинение в том, что подсудимый назвал Кадырова организатором убийства Эстемировой, полностью разрушается всего лишь одной фразой из вменяемого в вину Орлову текста: «Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшие соратники, чтобы угодить начальству». Не снимая прения в суде образец Кадырова подозрения в причастности к убийству, Орлов вовсе не утверждает, что тот непременно является соучастником преступления. Понятно, что руководитель, в угоду которому его подчиненные совершают преступные действия, не подлежит уголовной ответственности. Ясно, что Орлов ведет речь о социально-политической вине Кадырова как президента Чеченской республики, употребляя понятие «виновен» в полном согласии с одним из тех значений, какое имеется в отечественной словесности. Во всех толковых словарях русского языка, начиная с Даля до Ожегова и Шведовой, Кузнецова и Ефремовой, «вина», «виновный», «виновник» понимается не только как отношение человека к учиненному им проступку, но и как начало, причина, источник чего-либо плохого, нежелательного, как ответственность за наступление неблагоприятных событий или деяний. Эта уверенность Орлова в прения в суде образец вине президента Чечни за убийство правозащитника покоится на целой совокупности обстоятельств. Во-первых, на прения в суде образец оценке политического режима, который установлен в Чечне, который можно считать авторитарным, потому что он в значительной мере прения в суде образец на авторитет самого Рамзана Кадырова. Наконец, многочисленные факты, которые были установлены у нас здесь, в суде, которые свидетельствуют о неприязненном отношении Кадырова к Эстемировой. Кроме того, на том, что Рамзан Ахматович неоднократно заявлял, что считает убийства врагов республики допустимым средством политики. Когда Рамзан Ахматович давал показания, он говорил о том, что он имеет в виду только убийства в соответствии с законом. Видимо, прения в суде образец, при сопротивлении, при оказании вооруж енного противостояния, но в его высказываниях, которые, собственно говоря, не опровергнуты, абсолютно никаких прения в суде образец на закон нет. И неслучайно даже свидетель Комков, который явился со стороны обвинения, вначале сказал, что эти высказывания Кадырова поначалу резко настроили его по отношению к нему, но потом, когда он с ним познакомился, понял, что человек этот весьма мягкий, гуманный, что эти высказывания его резкие как-то, видимо, наверное, ввели его в заблуждение. Вопрос такой: что высказывания эти есть, и я не буду их напоминать, поскольку они зафиксированы в протоколе судебного заседания. Об этой политической атмосфере в Чечне, о неприязненном отношении к Эстемировой, которое Кадыров не скрывал даже после е е гибели, о конфликтах, которые были с ней, об угрозах скрытых, которые звучали в е е адрес, давали показания многочисленные свидетели - свидетель Прения в суде образец, свидетель Сокирянская, свидетель Черкасов, свидетель Шведов, свидетель Каляпин. Понимаете, свидетели Шведов и Каляпин, на мой взгляд, точнее всего охарактеризовали совокупность обстоятельств, которая, собственно говоря, и позволяет Орлову обоснованно возлагать политическую вину, или синоним - ответственность, на Рамзана Кадырова. Дело в том, что в правоохранительных органах Чечни сейчас работает много бывших боевиков, которые не в силу амнистии находятся на свободе и сейчас служат - надеюсь, верой и правдой республике, - а под личную ответственность Кадырова. Малограмотные, невежественные, исповедующие прения в суде образец силы, они ориентированы не на закон, они ориентированы на эту фразу — «Рамзан сказал». Если Кадыров высказывает негативное отношение к кому-то, прения в суде образец люди могут на свой лад, в соответствии со своими представлениями истолковать вот эти, может быть и неосторожно сказанные слова президента Чечни, и в угоду ему по собственной инициативе совершить преступление. Именно знание обстановки в Чеченской республике в сочетании с обстоятельствами похищения и убийства Эстемировой привели Орлова к выводу о политической виновности Прения в суде образец в этом злодеянии. Беспочвенность истолкования такой вины как утверждения об участии Кадырова в убийстве Эстемировой наглядно видна из прения в суде образец фраз пресс-релиза, полностью проигнорированных стороной обвинения: «Мы знаем об убийствах в Чечне и за пределами Чечни. Убивают тех, кто пытается говорить правду, критиковать власть. Рамзан Кадыров сделал невозможной работу правозащитников в Республике. Те, кто убил Наташу Эстемирову, хотели прекратить поток правдивой информации из Чечни. Может быть, им это удалось». Ставя в вину Кадырову невозможность работы правозащитников в Чеченской республике, Орлов отделяет его от «тех, кто убил» Прения в суде образец. Если бы включил в их число, - фраза выглядела иначе, примерно так: «. Сделал невозможной работу правозащитников, а затем приказал убить Эстемирову». Мне кажется, что при таких обстоятельствах предъявлять обвинение Орлову в уголовном наказуемой клевете со стороны органов предварительного расследования означало нарушение принципа объективности и всесторонности исследования материалов дела. Я в конце упомяну позицию органов расследования по данному делу, вс е там было не так просто. Ваша честь, в признанном стороной обвинения криминальным тексте интервью Орлова выпирает и другая фраза — «а Президента Медведева, видимо, устраивает убийца в качестве руководителя одного из субъектов РФ». Она явно не сочетается с предыдущей, ключевой для оценки предъявленного Орлову обвинения, только что подробно разобранной мною фразой: «Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшие соратники, чтобы угодить начальству». «Мы не знаем», - Орлов прямо говорит о том, что у него нет абсолютно никаких достоверных сведений о том, прения в суде образец ли сам Кадыров, причастен ли он к преступлению, либо это действительно сделали его подчин енные, которые хотели ему угодить. Как же так: в прения в суде образец фразе — сомнения, во второй — без всяких оговорок клеймо «убийца»? Вы знаете, это противоречие, мне кажется, у нас убедительно разрешено в нашем судебном заседании. В очередной раз доказали свое преимущество непосредственность и устность судебного разбирательства. Напомню: мы защищаемся от обвинения в клевете, состоящей в распространении Орловым заведомо ложных сведений о Кадырове как об организаторе убийства Эстемировой. Организаторе, Ваша честь, — не исполнителе! Если обратиться ко всем словарям русского языка, там можно однозначное определение слова "убийца" найти. Но убийца — не тот, кто организует преступление, не тот, кто его финансирует, не тот, кто достает смертоносное оружие или подвозит исполнителя к месту расправы. Убийцей называют, разумеется, если это слово не употребляется метафорически, только того, кто непосредственно лишает жизни: нажимает крючок пистолета, бросает бомбу, душит удавкой, бьет ножом, подсыпает яд. У нас не обвиняется Орлов в том, что он распространил сведения о Кадырове как исполнителе преступления. Последние свидетели, которые сюда явились из Чечни, видимо, вс е-таки им, наверное, сообщили о том, что происходило в судебном заседании, если раньше как-то вообще от этого отстранялись свидетели - когда им задавался прения в суде образец о том, как вы это вс е понимаете, последние свидетели сказали: "Нет, ну, конечно же, так мы не воспринимали, что Орлов прения в суде образец о Кадырове сведения, что он лично взял и прения в суде образец Эстемирову". Но дело-то в том, что нас вообще не должно интересовать, Ваша честь, как это воспринимают разные люди. Разные люди воспринимают по-разному. Представитель потерпевшего большое внимание уделил в своей речи тому, что в Чечне это однозначно восприняли как причастность Кадырова к совершению преступления, а, извините, свидетели защиты, которые приходили, говорили, что у них сомнений не было в том, что это политическая ответственность, которая возлагается на президента Чечни, но нам, простите, Вам прид ется дать анализ этого текста в соответствии с тем значением, которое имеют, повторяю, эти слова в русском языке. Орлов объясняет: Кадырова назвал убийцей, поскольку тот сам неоднократно в своих публичных заявлениях признавался в том, что убивал и будет продолжать убивать врагов республики, говорил о том же Эстемировой на последней встрече 31 марта 2008 года во Дворце молодежи, когда снимал ее с должности председателя грозненского общественного Совета по правам человека. В одном высказывании, которое здесь, в документах, соответственно, представляется, в котором вообще говорит, что будет убивать, пока его не посадят. Это довольно странно, понимаете. Что, он считает, что за это его кто-то должен посадить? Он считает, что по закону все делает, понимаете? И вот Орлов как раз, ссылаясь на эти факты - не на то, что передала Эстемирова, Эстемирова сказала прения в суде образец очень большому количеству людей, прения в суде образец том, что ей Рамзан Ахматович Кадыров сказал на встрече 31 марта 2008 года во Дворце молодежи. И эта фраза с самого начала была предана гласности. Я убивал и буду убивать плохих людей. Мы боремся с врагами республики", - в прения в суде образец «Мемориала» помещены в следующем абзаце за фразой о Кадырове как убийце. Разъясняется все это достаточно просто. Орлов включил сюда свою устную речь, то есть те слова, которые он произнес перед прения в суде образец. Устная речь, произносимая спонтанно, тем более прения в суде образец взволнованном или шоковом состоянии, зачастую уступает письменной в четкости формулировок и логической последовательности изложения. Европейский Суд по правам человека неоднократно — например, в делах Гюндюз против Турции 2003 года и Агенауэр против Франции 2010 года — обращал внимание национальных судов на необходимость учета такой закономерности при рассмотрении дел, связанных с правом на свободу мнений. Устной речи Орлова, потрясенного убийством Эстемировой, на экстренной пресс-конференции 15 июля 2009 года, действительно, свойственна некоторая несистематичность, что отчетливо видно из пресс-релиза. Фраза о словах Кадырова на встрече во Дворце молодежи так и просится перед фразой об убийце-руководителе одного из субъектов РФ, а не после нее. Фраза о негодовании в верхах Чечни последними сообщениями Эстемировой удачнее смотрелась бы после фразы: «Мы не знаем, кто отдал приказ…». При подготовке пресс-релиза «Заявление «Мемориала» у Орлова была возможность структурно улучшить свое интервью, но он посчитал для себя этически недопустимым менять хоть в чем-то прения в суде образец прозвучавший текст. Напрасно представитель потерпевшего говорит, что речь Орлова не была спонтанной, она была, естественно, спонтанной, она не была подготовлена письменно. Налетели журналисты, и надо было что-то им говорить, и Прения в суде образец поделился с Ганнушкиной только одним соображением: "Я буду говорить о виновности Кадырова". Обвинение не учитывает особенности заранее не подготовленной, эмоциональной устной речи и в итоге искажает смысл высказываний Орлова. В качестве обвинительных доказательств нам представлены решение Тверского районного суда г. Москвы от 6 октября 2009 года, удовлетворившего иск Прения в суде образец к «Мемориалу» и Орлову о защите чести и достоинства, а также заключение лингвистической экспертизы. Прения в суде образец эти источника доказательствами в нашем деле служить не могут, поскольку не удовлетворяют требованиям уголовно-процессуального закона. Хотя отношение к ним у защиты разнится. Решение гражданского суда для постановления приговора по настоящему делу не может быть принято ни в какой части. Прокурор не сослался на статью 90, но, судя по всему, речь идет вообще о преюдиции, потому что никакого анализа как доказательства этого решения Тверского суда мы со стороны обвинения не слышали. Если это представляется как доказательство, оно подлежит, естественно, анализу и оценке в совокупности других доказательств. Но нам просто было сказано: «Вот решение суда! » Поскольку все-таки анализа никакого не было, я прихожу к выводу, что, видимо, обвинение считает, что решение Тверского суда имеет преюдициальное значение для нашего дела. Я уже не говорю о том, что, видимо, наверное, прокурор несколько был не точен, когда сказал, что это решение устанавливает вину в совершении преступления. Я уж не говорю, что в статье 90 имеется прения в суде образец о том, что никакие решения, которые были ранее приняты любыми судами, не могут предрешать виновность. Но дело в другом. Норма о преюдиции подлежит применению в соответствии с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным определением Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2008 года по жалобе гражданина Суринова. Ни одно обстоятельство, установленное гражданским судом, не может использоваться для подтверждения обвинения лица в совершении преступления без исследования и оценки по правилам доказывания, закрепленным презумпцией невиновности обвиняемого. Испытания стандартами доказывания, принятыми в уголовном судопроизводстве, решение Тверского суда явно не выдерживает. Прения в суде образец разбор интервью Орлова в прения в суде образец полностью отсутствует. Нет даже попытки объяснить противоречия между соседствующими фразами, постичь их смысл в общем контексте. Неудивительно: в решении замалчивается то, что в «Заявление «Мемориала» перенесена устная речь на экстренной пресс-конференции. Тщетно искать в решении оценки фразы: «Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшие соратники, чтобы угодить начальству». Ее для суда попросту прения в суде образец существует. И вывод о том, что Орлов обвинил Кадырова в нарушении уголовного законодательства — убийстве Натальи Эстемировой, Тверской суд делает только на одном основании — исходя из определения слова «убийца» в прения в суде образец из толковых словарей русского языка — как того, кто совершил убийство, то есть лишил жизни умышленно или по неосторожности. Иначе говоря, гражданский суд решил, что, по словам Орлова, Кадыров или единолично убил Эстемирову, или явился исполнителем убийства в группе соучастников. Вот к какой нелепости приводит тенденциозность суда, его изначальная заточенность на удовлетворение иска. Уверенно заявлять о предвзятости Тверского суда мне позволяет еще другой прения в суде образец его решения. Суд признает утверждением высказывание Орлова о том, что Рамзан Кадыров сделал невозможной работу правозащитников в республике, и требует его опровергнуть. Но такое суждение чисто оценочное, оно неотрывно от субъективных представлений разных правозащитников об условиях их работы в Чечне и не поддается проверке на соответствие действительности. Зато следующая фраза, разрушающая иск, напомню: «Те, кто убил Наташу Прения в суде образец, хотели прекратить поток прения в суде образец информации из Чечни», опускается. А следовательно, удаляется и контекст, который только и позволяет определить смысл сказанного. Известное дело - препятствия к заранее определенной цели надо обходить. В заключении лингвистической экспертизы также не обнаруживается фраза: «Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшие соратники». Но по другой причине. На разрешение экспертизы был прения в суде образец вопрос о том, имеются ли в высказываниях Орлова сведения, содержащие негативную информацию либо негативную оценку действий Кадырова, и если да, то в прения в суде образец форме утверждения или предположения они представлены. Фраза об отсутствии знания, кто отдал приказ на убийство Эстемировой, естественно, утверждением не является и сама по себе негативной информации о Кадырове не несет. Поэтому к фрагментам, определенным как утверждения о факте, эксперты ее не относят. Вообще замечу: к решению Тверского суда, которое я считаю абсолютно неправосудным и, повторяю, абсолютно не могущим быть принятым ни в какой части при вынесении приговора, и к экспертизе у меня разное отношение. К экспертизе особых претензий нет. Она проведена в соответствии с методикой, утвержденной экспертно-криминалистическим центром МВД России. За рамки лингвистики эксперты не выходят. Их выводы никак не подкрепляют обвинение, скорее благоприятствуют защите. На вопрос о том, имеются ли в высказываниях Орлова сведения, соединенные с обвинением Кадырова в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, они ответили отрицательно, указав, что в опубликованном тексте отсутствуют прения в суде образец глагол «обвинять», и словесная конструкция «тяжкие и особо тяжкие преступления». Перед нами лишь видимость экспертного исследования. Уяснение смысла интервью Орлова не требует никаких специальных познаний. Без помощи профессионала-лингвиста каждому, к примеру, понятно, что адресатом спорного текста являются все читатели сайта «Мемориала», пользователи интернет-ресурса. Не надо привлекать знатока-филолога для того, чтобы проверить свое понимание значений понятий «виновный», «вина», «преступление», «убийца», «враг», «оскорблять», «угрожать», «порочить». Достаточно заглянуть в какой-либо из общедоступных толковых словарей русского языка. Эксперты так и поступают, ссылаясь на Современный толковый словарь русского языка Могли и на другой. Вряд ли обращение к толковому словарю можно считать научным методом. Упомянутый словарь, кстати, единственный источник, прямо цитируемый в экспертизе. Из остальной литературы, названной в заключении методической, эксперты, видимо, черпают специальные научные термины. Все они кодируют слова обычного разговорного языка: «дискурс» вместо «рассуждения», «эксплицитный» вместо «явного», «имплицитный» — «скрытого», «окказиональный» — «случайного», «единичного»; «пропозиция» означает основное содержание высказывания, «коннотация» прения в суде образец сопутствующее приращение смысла и т. Перекодирование слов означает всего лишь удвоение терминологии и само по себе вовсе не свидетельствует о специальном научном методе. Проведение так называемых прения в суде образец экспертиз, к сожалению, приобрело на практике неоправданно большой размах. Наши зарубежные коллеги-юристы ей удивляются и над ней посмеиваются. В действительности, помощь специалиста-лингвиста при разбирательстве судебных дел требуется в редчайших, исключительных случаях. Наше дело к ним явно не относится. Лингвистическая экспертиза от 17 декабря 2009 года должна быть признана судом недопустимым доказательством в силу полного отсутствия научности. Выводы, сделанные в заключении экспертов, очевидны для каждого человека, владеющего русским языком в объеме средней школы. Постановление о назначении лингвистической экспертизы вынесено дознавателем Тимофеевой Назначение экспертизы мотивируется необходимостью применения специальных познаний. Но в постановлении о такой необходимости нет ни слова. Оказывается, экспертиза назначена для того, чтобы, цитирую, «выяснить, содержатся ли в высказываниях Орлова сведения клеветнического характера». Лингвисты, по счастью для себя, подменять предварительное расследование не захотели и отвечать на правовые вопросы не стали. Если бы ответили, были бы вызваны на допрос и краснели перед судом, пытаясь объяснить, почему вышли за пределы своей компетенции. Считать текст, выдаваемый за экспертное исследование, а на самом деле его профанирующий, судебным доказательством недопустимо. Прибегать к нему как к источнику специальных познаний — себя не уважать. Таким образом, в деянии, приписываемом подсудимому, отсутствует объективная сторона клеветы — распространение Орловым ложных сведений в форме утверждения об участии Кадырова в убийстве Эстемировой. Есть подозрение, но подозрение - это не утверждение. Но если сторона обвинения хоть как-то пыталась доказывать объективную сторону преступления, то от обоснования субъективной стороны она себя полностью освободила. Между тем, для ответственности за клевету надо установить, что виновный заведомо знал, то есть изначально, заранее осознавал ложность распространяемых им сведений, измыслил, выдумал их. Не знаю, Ваша честь, по-моему, в речи прокурора вообще ничего не говорилось об уголовно-правовой вине. Это пытался каким-то образом включить в свое выступление представитель потерпевшего, но, как мне представляется, говорил вообще не о том. Между тем, для ответственности за клевету, в отличие от гражданско-правовой ответственности за опорочение чести, достоинства и деловой репутации, прения в суде образец установить заведомость распространения ложных сведений. Что человек заранее знает, где правда, а где ложь, и выдает ложь за правду, то есть сведения, которые он распространяет, он их измысливает, он их выдумывает. Нет для этого абсолютно никаких оснований, либо в тех редких случаях, повторяю, он знает определенно, что такого события не было, но говорит, что оно было. Многочисленные факты, которыми располагал Орлов к моменту своего интервью и в достоверности которых не сомневался, исключают с его стороны заведомую ложь. Убежденность может быть ошибочной, но никогда заведомо ложной. Остается предположить, что Кадыров причисляется обвинителями к тем представителям рода человеческого, сама мысль о неблаговидных поступках которых преступна. На такое умозаключение меня наталкивает постановление об отказе прекратить уголовное дело при расследовании с упором на высокий, президентский пост Кадырова. В международном праве, в частности, практике Европейского Суда по правам человека, вс е с точностью до наоборот. Публичные фигуры, прежде всего, государственные деятели, политики, в большей степени открыты для критики, нежели частные лица, и должны иметь к ней повышенный уровень терпимости. Причем не только к содержанию, но и форме. Так что пусть догмат о непогрешимости папы, существующий в католицизме, остается в рамках этой конфессии и не распространяется на грешных государственных мужей — диктаторов, императоров, президентов, лидеров нации. Вообще привлечение Орлова к уголовной ответственности за клевету с позиции мировых стандартов весьма проблематично. Во многих правовых и даже не совсем правовых государствах клевета из категории преступлений исключена. Ответственность за нее целиком перенесена в гражданско-правовую сферу. Несколько лет назад клевета декриминализирована в Украине. Там, где уголовная ответственность сохранена, заявитель выбирает, по какому пути пойти. Двойная ответственность исключается, поскольку нарушается общеправовой принцип « NON BIS IN IDEM» - «не дважды за то же». Ведь гражданско-правовая ответственность за прения в суде образец порочащей лжи деликтная, а не договорная. Российское законодательство в данном вопросе явно устарело. Это недавно признано в очередном президентском проекте поправок к Уголовному кодексу. Клевету и оскорбление в нем предлагается оттуда убрать. Судья Морозова: Уже в Думу внесли? Адвокат Резник: Уже все, уже вывешено все, везде, и прения в суде образец этой сессии все это будет принято. Я грешным делом хочу принести даже какие-то внутри мои извинения за прения в суде образец внутреннюю версию. Я думал, что прокуратура, зная о том, что будет декриминализировано это преступление, что-то будет тянуть в судебном следствии, ожидая, когда изменится закон, но я публично это не высказывал, поэтому извинения не приношу, но у меня такая мысль родилась, потому что замена прокурора. Хорошо, что прения в суде образец слушаем это дело. В данном отношении прения в суде образец рад, что моя версия оказалась неправильной. Представителем потерпевшего и в ходе процесса, и в прениях предпринимались попытки прения в суде образец правозащитную деятельность «Мемориала», представить ее как вредоносную для Чечни. Что ж, тому есть объяснение. Доля правозащитников вообще нелегка, а в регионах, где ведется борьба с терроризмом, поистине скорбна. Правозащитники не мирятся с нарушением прав и свобод человека ни при каких условиях. И в этом их польза для государственной власти, склонной в острых ситуациях действовать по формуле «лес рубят — щепки летят». Прения в суде образец Чечне, как мы могли убедиться в данном процессе, сейчас как раз так. С одной стороны, несомненные успехи в борьбе с терроризмом, загнанные в глухие горные углы боевики, прения в суде образец отстроенный Грозный, создание новых рабочих мест. С другой — незаконные задержания, пытки, исчезновения людей, бессудные казни. И правозащитники разоблачают такие нарушения, учитывают каждую «щепку», прения в суде образец гласности любые случаи беззакония и произвола власти. Власть у правозащитников всегда на подозрении. Только такой контроль препятствует государству скатиться к авторитаризму, а то и к тоталитаризму. Позиция Орлова в «Заявлении «Мемориала», его оценка положения с соблюдением прав человека в Чеченской Республике нашла авторитетную поддержку как на международном уровне, так и в России. Суду представлена резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы от 22 июля 2010 года, поддержанная российской делегацией как сбалансированная и объективная. В ней, наряду с признанием бесспорных успехов в восстановлении и заметном улучшении инфраструктуры региона, констатируется атмосфера всеобщего страха, постоянного запугивания гражданского общества и средств массовой информации, персонализация власти, отмечается очевидная инертность правосудия по отношению к бесчинствам, совершаемым правоохранительными органами. Уполномоченный по правам человека в Российской Прения в суде образец заявляет в своем докладе за 2009 год: «Требует анализа практика ликвидации членов вооруженных формирований в ходе боевых столкновений. Обстоятельства ликвидации редко подвергаются открытому и гласному исследованию в рамках состязательной процедуры, что создает возможность для злоупотреблений законом». Речь моя близится к концу. Привлекаю внимание суда еще к одному процессуальному нарушению. По делу не установлен мотив преступления — обстоятельство, подлежащее доказыванию, независимо от того, охватывается ли оно составом преступления. Осталось так и непонятным, что побудило Орлова клеветать на Кадырова: корысть, месть, личная неприязнь? Справедливости ради надо сказать, что органы расследования заводить данное уголовное дело не хотели, дважды в его возбуждении отказывали и довели до суда только под давлением прокуратуры. Олег Орлов сказал на пресс-конференции то, что думал и чувствовал, в чем был убежден. Сейчас его за это судят. Оправдательный приговор должен пресечь явное злоупотребление прокуратурой уголовным правом. Использую прения в суде образец право, Ваша честь, для того чтобы представить суду формулировки решений по вопросам, разрешаемым судом при установлении приговора. Судья Морозова: Давайте перейдем к этому чуть позже. Я в любом случае буду у Вас спрашивать, хотите ли Вы приобщить в письменном виде. Сейчас у нас реплики, и потом я буду спрашивать, делать ли перерыв. Адвокат Резник: Я просто сразу. По-моему, это сейчас уместно. Как скажете, Ваша честь. Судья Морозова: У Вас вс е? Судья Морозова: Присаживайтесь, пожалуйста. Желают ли участники прений воспользоваться правом реплики? Садовников: Государственное обвинение не желает. Судья Прения в суде образец Андрей Анатольевич? Красненков: Я собственно вс е сказал в своей речи. Я считаю, что обвиняемый Олег Петрович Прения в суде образец действовал умышленно, намеренно, стараясь прения в суде образец, опозорить Рамзана Ахматовича, что и нашло сво е подтверждение в многочисленных фактах в ходе судебного разбирательства, о ч ем я сказал. Судья Морозова: Присаживайтесь, пожалуйста. Адвокат Резник: Ваша честь, Олег Петрович говорил, и я, соответственно, по-моему, принял вс е возможное для того чтобы заявить о том, что на поверхности, - о том, что Орлов говорит не о виновности Кадырова в убийстве Эстемировой как соучастника преступления, а об уголовно-правовой вине. У меня в руках глянцевый журнал "Караван". Здесь наш лучший Шерлок Холмс всех врем ен и народов, Василий Ливанов. Судья Морозова: Правда, лучший, соглашусь. Красненков: Титул официальный есть. Адвокат Резник: Вот с ним интервью "Повороты судьбы", и вот знаете, что вынесено сюда во врез? Судья Морозова: Ну, мы знаем, да. Адвокат Резник: "Не помня себя, я закричал: "Это ты! Это вс е из-за тебя! Если в глянцевом журнале ясно, что понятие "виновность" употребляется у прения в суде образец в таком значении главным образом, что вина в данном случае возлагается на человека, который вообще не имел отношения к преступлению: "Из-за тебя". Вот Олег Петрович в сущности мог сказать: "Это из-за Вас, Рамзан Ахматович, это из-за того режима фактически, который прения в суде образец в Чечне, это из-за Ваших прения в суде образец высказываний, это из-за Ваших отнесений правозащитников фактически к неприязненно относящимся к Чечне, к врагам Чечни". Вот что сказал Олег Орлов в сво ем интервью, которое стало затем составной частью пресс-релиза "Мемориала". Судья Морозова: Мы как раз переходим к тому, желают ли стороны представить в письменном виде предлагаемые ими формулировки по прения в суде образец статьи 299 УПК - доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; доказано ли, что деяние совершил подсудимый; является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено; виновен ли подсудимый в совершении этого преступления; имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, прения в суде образец соответственно, подлежит ли подсудимый наказанию за соверш енное преступление. Садовников: Все обстоятельства прения в суде образец в моих прениях, которые я приобщил. Судья Морозова: Присаживайтесь, пожалуйста. Я, в общем, вс е сказал, что хотел, в прениях. Судья Морозова: Генри Маркович? Адвокат Резник: Да, Ваша честь, я - закон не запрещает к делу письменные речи, я речи вообще не пишу, но у меня подробные прения в суде образец по этому делу в отличие, кстати сказать, от многих дел, по которым тезисы бывают довольно скудные, а по некоторым вообще нет, и я используя право, предоставленное уголовно-процессуальным законом, предлагаю формулировки решений по вопросам, решаемым судом при установлении приговора. Ваша честь, могу сказать, что этот текст отличается от того, что я говорил, по форме. Я вс е время учу молодых адвокатов: "Нельзя говорить как пишешь и писать как говоришь". Значит, я, Ваша честь, к этому для удобства просто прилагаю. Это, как сами понимаете, не материалы дела, фактически это решение Европейского суда, но Вам будет легче это отыскать, в обороте научно-правовом. Судья Морозова: Я предлагаю сделать перерыв, чтобы немножко все отдохнули. Судья Морозова: Судебное заседание продолжено. Олег Петрович, Вам предоставляется слово. Последнее слово подсудимого Орлова Орлов: Да, Ваша честь. Уважаемый суд, я не раскаиваюсь в том, что произн ес публично те слова, которые вменяются мне в вину. Прежде чем я объясню, почему я не раскаиваюсь, я позволю себе очень коротко остановиться на той системе доказательств в кавычках, которые сегодня я услышал о своей якобы вине. Доказательств, которые были в ходе прений изложены здесь представителем потерпевшего. Дело в том, что, Ваша честь, мне представляется странным и, как бы прения в суде образец мягко, не очень умным использовать как доказательство здесь, в суде, массу высказываний, массу каких-то якобы документов, каких-то сведений, которые вообще не были исследованы в этом суде, которые неизвестны ни мне, ни суду, ни кому из участников процесса. Такое впечатление, что не было девяти месяцев этого долгого процесса, когда скрупул езно, детально исследовались свидетельские показания, заявления должностных лиц, опубликованные в СМИ, документы. Эти документы обсуждались, приобщать их или не приобщать к материалам. Как будто всего этого не было. И сегодня суду представителем потерпевшего изливается масса сведений, которые вообще не обсуждались в ходе этих всех многочисленных заседаний. Выступление представителя потерпевшего, во-первых, содержало искаж енные слова свидетелей, конечно, свидетелей защиты, а также массу голословных утверждений. Например, утверждается, что свидетель Каляпин сказал, что Наталья Эстемирова поехала за границу после угроз Рамзан Кадырова не в результате этих угроз, а отдохнуть. Но свидетель Каляпин такого не говорил. Он действительно сказал, что Наталья Эстемирова поехала по программе «Frontline», которая - я буквально дословно цитирую — «которая предназначена для того, чтобы дать возможность правозащитникам отдохнуть от угроз». А ведь это совсем другое. Казалось бы, чуть-чуть искажены слова, но смысл меняется ровно в противоположный. Не отдохнуть она поехала, прения в суде образец по программе, которая да ет возможность отдохнуть от угроз. То есть люди, которые ощущают постоянную угрозу. Вот чуть-чуть вроде бы изменили слова, а смысл искажен. О словах свидетеля Шведова. Он якобы сказал на гражданском процессе, что ему ничего не известно об прения в суде образец в адрес Натальи Эстемировой, на том самом пресловутом гражданском суде. Но в материалах прения в суде образец дела приобщены протоколы заседаний и 25 сентября, и 6 октября. В протоколах этого нет, такого утверждения свидетеля Шведова. Если было что-то, что доказывало такие слова Шведова, почему это не было приобщено на протяжении девяти месяцев процесса? В выступлении представителя прения в суде образец много уделено внимания тому, что якобы я что-то фальсифицировал в ходе гражданского процесса - не что-то, а расшифровку высказываний господина Кадырова. Но это чисто голословное утверждение. Действительно, опять же - я прения в суде образец опять только на те материалы, которые приобщены к делу или о которых тут говорили - да, действительно, есть приобщ енные протоколы гражданского суда. Там сказано буквально следующее, на первом заседании, 25 сентября: «Отказать в приобщении диска, поскольку расшифровка диска не соответствует содержанию диска". Ни слова о фальсификации. А почему не соответствует? Ведь я же здесь и свидетели говорили и объясняли, что речь шла всего лишь о технической нерасшифровке высказываний вводных слова корреспондентов и так далее. На каких материалах, рассмотренных, обозр енных судом, обсужд енных здесь, можно утверждать о фальсификации? Это голословные утверждения, и все те факты, которые здесь излагаются - это сейчас вот, в ходе прений, просто новые какие-то факты, которые мы не знаем, которые никто не знает, которые суд не обсуждал. Разве так можно представлять доказательства моей вины? Рассказывается о каких-то документах, которые якобы доказывают, что Эстемирова куда-то когда-то поехала в 2008 году. Но почему же эти документы, если они существуют, не были представлены суду? Почему они здесь не обсуждались? Потому что если бы это здесь обсуждались, то, наверное, мы смогли бы вс е это внятно и ч етко объяснить, подвергнуть сомнению недостоверные сведения, опровергнуть их. Поэтому все это просто не приобщалось к материалам уголовного дела. Массу времени уделено так называемому Венскому убийству, а именно убийству Умара Прения в суде образец. Какое это имеет отношение к моей вине? Как это доказывает мою вину? Утверждается, что "Мемориал" считает Кадырова заказчиком убийства Умара Исраилова. На основании каких материалов, которые обсуждались в ходе этого дела, можно делать такой вывод, который сделал представитель потерпевшего? В ходе этого заседания мы говорили: "Мемориал" нигде публично не утверждал о прямой причастности господина Кадырова к убийству Умара Исраилова. Мы этого не говорили. Прения в суде образец вопрос исследовал частично суд в Вене. Тогда зачем это обсуждать и зачем ссылаться на какую-то гору документов, какую-то гору обстоятельства жизни, биографии Умара Исраилова, которая мне неизвестна, суду неизвестна, никому не известна? Похищения в 2009 году. Утверждается: вот, "Мемориал" заявлял - 91 или 93 похищенных были в 2009 году, а есть сведения, исходящие из официальных источников, что на самом деле они не были похищены, а это старые дела, за прежние годы, которые до сих пор не раскрыты. Да, мне известно, что было такое официальное объяснение, было такое заявление. Но почему же тогда это заявление не приобщалось представителем потерпевшего к материалам дела? Тогда бы мы в ответ заявили о приобщении всех наших материалов по каждому из 91 - из 93-х - по каждому у нас есть сведения. Понятно, почему это представителем потерпевшего тогда не делалось - потому что это невыгодно обвинению, потому что это было бы разбито в пух и прах нами - мной и моим адвокатом. И теперь голословно утверждается, что "Мемориал" был не прав, что на самом деле 91 или 93 человека в 2009 году не были похищены в Чечне. Опять голословное, ни на ч ем не основанное утверждение. Опять же мне в вину странным образом вменяется то, что я протестовал против приобщения копии докладной записки свидетеля Джамиева он потом стал свидетелем, вначале - заместителем мэрано это суд отклонил приобщение данного материала. Утверждается, что она была нотариально заверена. Мы все видели этот документ. Она не была нотариально заверена. На ней отсутствовали, наоборот, какие-либо реквизиты. Только была маленькая печать, что копия верна. Вс е, больше ничего. Опять же странным образом мне вменяется в вину, что я якобы говорил неправду в суде, утверждая, что прения в суде образец ничего не известно о деле Пайзулаева так называемом. Но мне правда неизвестно об этом деле никакой конкретики. Но как аргументируется, что я говорил суду неправду? Аргумент следующий: оказывается, единомышленник Орлова Людмила Михайловна Алексеевна участвовала в этом деле, доказывая, что Пайзулаев подвергался пыткам. Ну, знаете, если вменять мне в вину, что я должен знать вс е, что делают мои единомышленники, а я вс е это не знаю, то тогда в этом случае вина моя очевидна! И так далее, и так далее. Такая система доказательств мне представляется странной и просто недопустимой. Мне непонятно, зачем тогда, если использовать такие доказательства, был наш суд, длинный, скрупул езный, серь езный, на протяжении многих месяцев. Ваша честь, теперь я перейду к объяснению, почему я не раскаиваюсь. Я не раскаиваюсь ни в том, что публично произн ес те слова, которые вменяются мне в вину, ни в том, что поместил их в пресс-релиз Правозащитного центра «Мемориал», ни в том, что содействовал распространению этого пресс-релиза. Не раскаиваюсь потому, что в моих действиях нет состава преступления. Это блестяще доказал мой адвокат, Генри Маркович Резник, прения в суде образец сво ем ярком и убедительном выступлении. Доказывая здесь свою правоту, я отстаиваю право граждан России на свободу выражения мнения. Такое право гарантировано нам Конституцией Российской Федерации, Международным пактом о гражданских и политических правах, Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Всеобщей декларацией прав человека ООН и многими другими документами. Само возбуждение уголовного дела из-за сказанных мною слов, попытки добиться признания меня уголовным преступником, — это не что иное, как неприкрытое покушение на свободу выражения мнения. Вс е это лишний раз свидетельствует, что свобода слова в России находится под угрозой. В нынешней Чеченской Республике можно публично выражать лишь те мнения, которые целиком и полностью совпадают с мнением одного человека — главы этой республики. В остальной России подавление свободы слова пока не дошло до такой степени. Решение, которое суд вынесет по данному делу, либо подтолкнет нашу страну дальше к деспотии, либо, наоборот, послужит защите основных прав человека, отстаиванию европейского образа России. Во-вторых, я не раскаиваюсь потому, что я сказал правду. Это было со всей очевидностью продемонстрировано в ходе долгого процесса. Это следует из показаний свидетелей, прич ем отнюдь не только свидетелей защиты. Из показаний некоторых свидетелей, вызванных обвинением, также ясно вырисовывается картина происходящего сегодня в Чечне. Это в течение всего процесса обосновывал и я сам. Я не хочу сказать, что в Чеченской Республике за последние годы ничего не изменилось. Наши оппоненты стремятся выставить меня и моих коллег оголтелыми очернителями ситуации в Чеченской Республике. Мы с радостью констатируем, что люди там теперь не гибнут под бомбардировками и артобстрелами. Жители Чечни восстановили разрушенные города и села. В 2007 и частично в 2008 годах число похищений людей заметно снизилось. Мы отмечали и это обстоятельство, и - отдельно - заслугу в этом республиканских властей. Однако такая тенденция не оказалась продолжительной. Возобновились похищения, демонстративные коллективные наказания, высказывание независимого мнения стало крайне опасно, почти невозможно, - и обо всем этом писала и говорила Наташа Эстемирова. В Чечне установился режим практически абсолютной единоличной власти. В республике стало нечем дышать. Ваша честь, за все 17 лет, что мы работаем в Чечне, - даже в разгар военных действий, в обстановке бомбежек и «зачисток» - мы не видели в глазах жителей Чечни такого страха, как в последние годы. Суду был представлен целый комплекс материалов и свидетельских показаний о тяжких преступлениях, совершавшихся людьми, действовавшими от прения в суде образец республиканской власти, о безнаказанности этих преступлений. О регулярном и повсеместном попрании закона. Об атмосфере всеобщего страха, воцарившейся в Чеченской Республике. О том, как должностные лица в Чечне давят на правозащитников, оскорбляют их, о том, как они угрожают тем, кто осмеливается публично им противоречить; и конкретно — о том, как Кадыров оскорблял Наталью Прения в суде образец, как он ей угрожал. Наконец, о том, что значат подобные угрозы в условиях Чечни, если они исходят от Кадырова. Все эти материалы, все эти свидетельства доказывают, что в моих словах не было лжи, доказывают, что они были правдой. И, стало быть, мне не в чем раскаиваться. Наконец, я не раскаиваюсь ещ е по одной причине. Сказать во всеуслышание то, что я сказал 15 июля 2009 года, прения в суде образец это был мой долг перед убитым другом, перед светлым, замечательным человеком Наташей Эстемировой. Наташа Эстемирова органически не могла мириться с произволом, беззаконием и жестокостью, кем бы они ни совершались, — федеральными силами, республиканской властью или боевиками. Именно поэтому к ней так тянулись люди, к ней шли, и шли за помощью. Она билась за спасение людей, похищенных или подвергаемых пыткам. За беженцев, которых чиновники выкидывали на улицу из пунктов временного размещения. За право жителей горных с ел вернуться в свои дома. За то, чтобы родители смогли хотя бы узнать о судьбе своих сыновей, увез енных из дома вооруж енными людьми. За достоинство женщин Чечни. При этом она находила в себе силы заниматься ещ е и сугубо социальными вопросами: например, она помогала чеченским студентам отстоять перед транспортными монополиями деш евые автобусы, доставлявшие их из сельских районов в Грозный. Наташу по праву можно было называть народной заступницей. Она положила свою жизнь за людей, защищая их права, их свободу, их жизни. Я уверен: Наташа Эстемирова - из тех, кто составляет гордость чеченского народа, гордость всей России. Я уверен: пройд ет не так уж много времени, и так любимый Наташей грозненский проспект, который сейчас носит имя Путина, вернет сво е настоящее имя — проспект Победы. И где-то недалеко от проспекта Победы появится улица Наташи Эстемировой. Ей противостояли те, кто считает, что цель оправдывает средства, что война спишет любое преступление, что грубая сила решает вс е, те, кто ни в грош не ставит жизнь и достоинство людей. И не сказать правду о прения в суде образец за е е гибель того человека, который создал систему своей почти абсолютной личной власти, систему фактически узаконенного беззакония, систему, которая демонстративно враждебна к людям, подобным Наталье Эстемировой, — не сказать это было невозможно. Это было бы предательством и трусостью. Поэтому я взял на себя ответственность и сказал то, что должно было прозвучать в тот день. Отстаивая здесь, в суде, свою правоту, я тем самым снова отдаю дань памяти светлого человека Наташи Эстемировой. Вс е, Ваша прения в суде образец. Судья Морозова: Суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора. Приговор будет оглаш ен 14 июня в 16:30.



copyright © vokob.ru